У КНИЖНОЙ ПОЛКИ. Про Фёдора Михайловича

У КНИЖНОЙ ПОЛКИ. Про Фёдора Михайловича
4 Ноября 2021

«Острог наш стоял на краю крепости, у самого крепостного вала. Случалось, посмотришь сквозь щели забора на свет божий: не увидишь ли хоть что-нибудь? – и только увидишь, что краешек неба да высокий земляной вал, поросший бурьяном…»

Ф.М. Достоевский

Бывали ли вы, друзья, когда-нибудь в Кузнецкой крепости, что находится в славном городе Новокузнецке? Сейчас эта крепость частично сохранена, а местами недостающие камни в крепостной стене выложили новоделом, не особо заботясь о несоответствии кладки и раствора.  Крепость эта, возможно, так и осталась бы в истории малоизвестным эпизодом в жизни сибирского города, если бы не обессмертил её в своих «Записках из Мёртвого дома» Фёдор Михайлович Достоевский. 

В ноябре весь читающий мир (без преувеличения) отметит 200-летие великого моралиста. Читающие и читавшие Достоевского делятся на два вида: одни могут роман «Бесы» перечитывать раз в несколько лет, другие, «измучив» себя «Преступлением и наказанием» в школьные годы, надолго теряют интерес к писателю. Зато раздолье критикам и литературоведам, историкам литературы. Анри Труайя, член Французской Академии, тоже не смог пройти мимо, его книга о Фёдоре Михайловиче берется читателями гораздо чаще, чем произведения самого Достоевского. И хотя по прочтении многие усмехаются по поводу «развесистой» клюквы, которую частенько допускает Труайя в своих работах по истории России и русским писателям, у него не отнять искреннего уважения и интереса и к писателям нашим, и к истории.

Роман Нобелевского  лауреата, писателя из Южной Африки Джозефа М. Кутзее,  «Осень в Петербурге»,  посвященный эпизоду из жизни Достоевского, удивительным образом сочетает в себе мис­тические линии сюжета и точно воссозданную атмосферу мира и Петербурга тех лет.  Петербург и сам по себе город мистический и атмосферный, его любили многие глубокие творческие натуры, но настоящим певцом Петербурга второй половины 19 века мир считает Фёдора Михайловича с его «Белыми ночами», «Преступлением и наказанием», «Идиотом». 

Удивительное дело с этими великими писателями: чем старше становишься сам, тем глубже раскрываются образы и герои произведений. Неоднократно с читателями обсуждали это на примере  и Фёдора Михайловича, и Льва Николаевича.  Возможно, и правильно нам в школьные годы давали возможность познакомиться  с классикой, чтобы потом мы могли пройтись по дорожкам памяти, взрослея с каждым прочтением, переосмысливая и понимая то, что в школе казалось  скучным и  неинтересным. Это как с «Войной и миром» Л. Толстого – с годами начинаем больше обращать внимания на те строки, которые в школе пропускали: «девочки», наконец-то, читают про войну, а «мальчики» про любовь…

Ждём вас у книжных полок в биб­лиотеке, где мы сможем еще раз и поговорить, и пролистать книги великого писателя. 

С днём рождения, Фёдор Михайлович! Мы Вас читаем и по сей день!

Наталья Трегуб, зав. библиотекой ДУ


Просмотров:

Вверх