Где-то есть истина и она должна быть открыта

Где-то есть истина и она должна быть открыта
23 Сентября 2021

Рассказывая об ученом сообществе, мы зачастую говорим: «плеяда». Такой космический, масштабный термин! Совокупность звезд. Иногда мне кажется, что в конце пятидесятых годов здесь, в Сибири, случилось настоящее большое чудо. Как будто кто-то расстелил нам у самого порога Млечный путь. Здесь жили и творили великие ученые. Здесь они постигали мир и сами беседовали с ним. Прошли десятки лет, и теперь мы вспоминаем удаляющиеся от нас светила, и стараемся зафиксировать их ускользающий свет, и, возможно, даже пройтись по оставленному нам путеводному лучу к миропониманию. 

В этом году Сибирское Отделение отмечало 100 лет со дня рождения академика Николая Николаевича Яненко, выдающегося советского математика и механика.

Для многих ученых это имя связано с методом дробных шагов или с научной школой и семинарами, которые он организовывал в СО РАН и по всему СССР, помогавшими не только продвижению новых идей, но и становлению молодых ученых в науке.

В феврале 2005 года в издательстве «Советская Сибирь» вышла замечательная статья Р. Нотмана «Отец дробных шагов». Она была составлена, в том числе, из бесед с  учениками и коллегами Николая Яненко: Шокиным, Фоминым, Ковеней, Чубаровым и Болестой.

В этих воспоминаниях было всё – от творческой непринужденной атмосферы семинаров до поездок на картошку вместе с Яненко и его собачкой. И ещё все вспоминали о том, что у Яненко все очень много работали, практически без выходных. «Но совсем не по приказу, а по интересу, по велению души» (Л. Б. Чубаров).

Ролен Нотман заканчивал статью такими словами: «...Идеями и решениями Яненко еще долго будут «питаться» наука и практика. Во многих свершениях последних лет есть и его вклад. Например, в лазерно-технологических комплексах Института теоретической и прикладной механики, которые начинались во времена Яненко, а сейчас устанавливаются на разных, прежде всего новосибирских, предприятиях. «Дробными шагами» Яненко пользуются ученые всех стран. Его усилия по развитию информационных технологий пусть не впрямую, а косвенно «отзываются» в работе софт-компаний, нашего технопарка, в котором директорствует академик Шокин. Заложенное и задуманное Яненко еще лет двадцать тому назад стало, наконец, обретать плоть. Возможно, что не всем этим стоит гордиться – слишком долго у нас реализуются передовые идеи. Но чем, бесспорно, можно и нужно гордиться, так это тем, что научная школа академика Яненко живет и прогрессирует, ученики его не утратили творческой энергии, а научная молодежь получает стипендии имени академика Яненко в НГУ и в академических институтах».

Сейчас, в год столетия выдающегося ученого, можно только еще раз подтвердить это заключение. Но есть еще и воспоминания самых близких людей, тех, кто ежедневно был рядом, кто слушал и слышал слова, ставшие теперь уникальным материалом для осмысления. 

Мы беседуем с дочерью Николая Николаевича Яненко, Натальей Николаевной о его отношении к работе, к творчеству, к научному поиску:

– В 1987 году в Городок приезжал Грэм Грин. Он рассказал, что творчество для него – это некий червячок любопытства. В свободном разговоре кто-то спросил, что является основой писательства, и он ответил:

«У тебя внутри как будто кто-то скребет, ты не можешь не писать, тебе плохо. Как будто какая-то царапина там внутри болит и болит, пока ты не сядешь и не начнешь работать». Возможно, бывает и так. Но отец всегда с такой радостью занимался работой! Как он садился к столу! У него всегда была прекрасная бумага, стопки бумаги самого высшего качества. Когда появились шариковые ручки, он их покупал за границей пачками. В этот момент ему был важен тонкий и аккуратный ряд символов.

И он с таким удовольствием брал бумагу, брал ручку и приступал к работе! Он сразу загорался и было видно, что ему интересно. 

 green_02.jpg
Встреча с Гремом Грином в Доме учёных АН СССР. Фото В.Новикова 1987 год 

Окружающим он казался, наверное, очень простым в общении. Он всегда был непритязателен в быту, предпочитал чистоту и порядок излишествам. И, скорее всего, мало кто задумывался, о каких высоких материях он размышлял. 

У него была одна цель – стремление к постижению Истины. Он знал, что где-то есть истина, и она должна быть открыта. Не просто какие-то построения, а то, что действительно лежит в основе мира. Вот ради этого была вся его жизнь. В какой бы области он ни работал, чувство приближения к Истине ему не изменяло.

Математика – это язык очень многих наук. Может быть, в будущем – всех, потому что уже есть математическая лингвистика. Возможно, в перспективе математика станет общенаучным языком, которым многое можно будет выразить. По крайней мере, в тех науках, где присутствует количественный элемент.

Любое исследование начинается с какой-то первой идеи. Как правило, это – предположение. Оно ещё не доказано, и необходимо в соответствии со строгими общенаучными правилами выстроить новую систему знаний. 

Скорее всего, отец и стремился внести такую строгость во все направления своей деятельности, потому что в математическую модель не должна вкрасться ошибка. 

И здесь начинался вопрос «Истинности», естественно – философский. А философия – это общее, фундаментальное знание, которое ложится в основу всех наук. Это их и объединяет – математику и философию – стремление собрать факты в большую общность. 

Эта общность и заинтересовала отца. Он старался разработать верность математических моделей, правильность, методы их построения, концепцию их развития, в том числе, на философских началах.

Знание не давило на него. Знания вообще были для него тем же, чем является воздух, некой естественной средой существования. Без них он не мог бы, наверное, жить.

Елена Проскурякова

Просмотров:

Вверх