Галина Леонидовна Лаевская: «Нам удавалось быть чуть-чуть впереди времени...»

Галина Леонидовна Лаевская:  «Нам удавалось быть чуть-чуть                  впереди времени...»
22 Сентября 2022

Продолжаем публикацию эссе под рубрикой «Замечательные женщины Академгородка» и напоминаем, что до конца сентября в холле ДК «Юность» проходит одноименная выставка. Она бесплатна и вы еще успеете там побывать.

Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

«Яркая, талантливая, сдержанная, не перечислить всех её достоинств, – писал в 2010 году о Галине Леонидовне один из её друзей. – Помню: раннее утро в начале лета, выбегаем из нашего дома на Шлюзовой, торопимся. Стоит Галочка – как ирис сине-желтый в солнечном свете. Необычное сочетание цветов в её костюме так притягательно, так радует глаз. Или в начале 80-х вижу её около Президиума – на зелёном газоне в белом платье с яркой красной розой в руке...»

Более сорока лет заведовала Выставочным залом Дома ученых.

«Я называю себя специалистом широкого профиля, – говорила она о своей второй, для многих невидимой, неизвестной стороне своей профессии. – Делаю все, что связано с организацией выставок, административную и техническую работу, пишу статьи. Кажется, уникальной можно назвать выставку Зинаиды Серебряковой. Татьяна Борисовна Серебрякова, дочь Зинаиды, сама театральный художник, сделала все, чтобы хоть небольшую часть заграничного периода творчества матери привезти в Россию. Выставка была уникальной еще и в отношении техники исполнения: пастель, не закрепленная специальными составами, транспортировке не подлежит. А Татьяна Борисовна рискнула мне доверить коллекцию для экспонирования в Сибири. Я ее перевозила самолетом и всю дорогу держала на вытянутых руках, чтобы работы не сотрясались...»

«Можно вспомнить и выставку Пиросмани. Его картины писались на клеенке, многие неважно сохранились. Но мы нашли интересный ход, назвали выставку «Пиросмани и его время». Были отобраны около двадцати произведений художника, дополняли их предметы культуры его края: ковры, посуда, чеканка и фотографии конца XIX – начала XX века, которые представляли быт городского и деревенского населения Грузии. Во время выставки в зале звучала негромкая кахетинская музыка...»

«Я рано поняла, что в моей работе нужно непременно входить в контакт с музеями, в которых хранятся малоизвестные сибирскому зрителю произведения. Так, например, возникла идея выставки Максимилиана Волошина. Акварели его я чуть ли не первая вывезла из Феодосийского музея. Волошин в те годы не был еще столь популярен, сборники его стихов издавались редко...»

Кстати, акварели, составившие «Коктебельскую сюиту» М. Волошина, сами по себе смотрелись как необычные, непривычного формата сборники стихов, – ведь под ними были подписи, сделанные самим поэтом.

Твой влажный свет и матовые тени
дают камням оттенок бирюзы...
***
Тонко вырезаны дали,
смыты светом облака...
***
В шафранных сумерках лиловые холмы...

Любимый Волошиным мир мифической Киммерии стал близким для молодых аборигенов Академгородка.

Земля могил, молитв и медитаций –
Она у дома вырастила мне
Скупой посев айлантов и акаций
В ограде тамарисков. В глубине
За их листвой, разодранной ветрами,
Скалистых гор зубчатый окоём
Замкнул залив Алкеевым стихом,
Асимметрично строгими строфами...

Благодаря настойчивости Галины Леонидовны, благодаря ее тонкому безошибочному вкусу сибиряки познакомились с работами многих самых разных художников.

 «Нам часто удавалось быть чуть-чуть впереди времени за счет того, что в Академгородке всегда существовала атмосфера демократизма и, если хотите, вольнодумства. Здесь создалась своя художественная среда, которую необходимо было питать постоянным культурным общением. В среднем у нас проходило 24-25 художественных выставок в год. Это вместе с экспозициями в Зимнем саду. А еще мы практиковали так называемые пограничные выставки – прикладное искусство, вышивка, фитодизайн, керамику, гобелен, бонсай... Одним словом, держали открытыми двери нашей галереи для всех.»

Галина Леонидовна написала прекрасную книгу – «Встречи в выставочном зале», посвященную выставкам и удивительным встречам, происходившим в картинной галерее Дома ученых. Много сил отдавала она и православной деятельности, никогда, впрочем, не выставляя этого напоказ, считая это глубоко своим личным делом. В разговорах с коллегами и друзьями не раз говорила о своих новых, всё более масштабных замыслах. И они, как правило, касались не только знаменитых, известных всему миру художников, но и новосибирцев, сибиряков, молодых, талантливых, интуитивно чувствовавших, что Галина Леонидовна действительно умела быть впереди своего времени.

К сожалению, не все сбылось.

17 июля 2010 года Галины Леонидовны не стало.

Геннадий Прашкевич Фото из открытых источников


Просмотров:

Вверх