Всеволод Гулев: Стараюсь жить так, чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть

Всеволод Гулев: Стараюсь жить так, чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть
8 Июня 2021

У нас страна неограниченных возможностей и непредсказуемых судеб. При определенных обстоятельствах любой может стать всем, но и абсолютно любого можно превратить в ничто!

У нас в гостях – многодетный отец, юрист, предприниматель в прошлом и помощник депутата Светланы Каверзиной в настоящем - Всеволод Валерьевич Гулев.

Стандартная биография жителей Городка

«Мне 47 лет, в академгородке живу с семи. Можно сказать, что я - коренной академовец. Мама и папа приехали в Городок из разных мест. Моя мама родилась под Бишкеком, папа у нее был военным и часто менял места службы, поэтому в Новосибирск она приехала с Дальнего Востока. Мой отец родился на каком-то конезаводе в Киргизии, далеко в горах, где его отец – мой дед - был председателем местной парторганизации. Бабушка частенько над ним посмеивалась, что все нормальные люди в роддоме родились, он – на конезаводе. В Новосибирск мои родители приехали учиться, папа – в НЭТИ, мама – в Торговый институт.

Это стандартная для Городка биография: приехали издалека, выучились и остались здесь жить. Из-за отсутствия квартиры у родителей детство я провел у бабушки с дедушкой и до школы жил в Одессе. В первый класс я пошел уже в 61 школу Академгородка, в пятом классе перевелся в 163 школу, которую в итоге и закончил. Первое высшее образование получил в Новосибирском Пединституте, на историческом, специализация - культуролог. Второе высшее образование – юридическое, полученное в Новосибирском классическом институте. А третье – это магистратура Новосибирского аграрного университета, где я стал специалистом по профессиональному обучению», рассказал он.

Работать начал еще подростком

Всеволод начал официальную трудовую биографию в 1988 году, в возрасте 14 лет, с должности подсобного рабочего. В советское время подросткам можно было работать только после получения специального разрешения от местных органов власти. Его родители считали, что раз труд из обезьяны сделал человека, то и их детям он так же будет полезен. Поэтому они написали пространное заявление на имя председателя райисполкома, в котором подробно объясняли, почему их ребенку нужно разрешить работать. В итоге, советская власть разрешила ему трудиться и будущий культуролог и юрист каждое лето работал в различных институтах СО РАН, то подсобным рабочим, то лаборантом.

«Поступив в институт, я съехал от родителей и стал жить отдельно. При этом продолжал трудиться в системе Академии наук, но уже в должности ночного сторожа, ведь только такая работа позволяла нормально учиться в вузе на дневном отделении и иметь средства на самостоятельную жизнь», - рассказывает Всеволод.

Труд сделал юристом

С 1996 года, после окончания Пединститута, он работал в Институте физики полупроводников СО РАН юристом, поступив при этом на вечернее отделение Новосибирского классического института, где параллельно с работой получал образование в области права. Годы работы в этом институте он считает самыми важными в своей трудовой биографии, повлиявшими на формирование его личности, ему посчастливилось работать в выдающемся трудовом коллективе под руководством чл.-корра. РАН К.К.Свиташева.

«Великий человек, в то время он был не только директором самого крупного на тот момент НИИ, но еще и заместителем Председателя СО РАН. Я имел счастье регулярно с ним общаться, он оставил неизгладимое впечатление в моей жизни. Всех последующих руководителей я невольно сравниваю с ним, честно скажу, мало кто дотягивает. Я очень рад, что в моей жизни был такой яркий Человек, такая крупная Личность», - вспоминает Всеволод.

Кино и немцы. Жизнь как боевик

Когда поменялось руководство в институте, Всеволод Валерьевич расстался с карьерой бюджетника и отправился «на вольные хлеба» частного бизнеса.

В 2002 года Гулев вместе со своей первой супругой открыл собственную фирму, и до 2009 года все было прекрасно: хорошая частная практика, родили двух детей, погодок – мальчика и девочку. Но идиллия не была бесконечной.

«Может быть и работали бы дальше, но у нас была узкая область – налоговые споры. А рейдерские захваты крупных предприятий, говорю вам как юрист, происходят, в том числе, и через создание захватываемым предприятиям проблем с налоговой. Мы в течении 2005-2007 годов успешно помогали руководству Института прикладной физики отражать захват этого института представителями одной московском компании путем оспаривания и отмены незаконных требований налоговой инспекции. У нашей фирмы появилась определенная репутация и люди начали обращаться к нам в разных щекотливых ситуациях, связанных с корпоративными спорами. К сожалению, вскоре мне пришлось помогать моему отцу - спасать один из его бизнес-проектов, поскольку его решила вышвырнуть из совместного дела его партнер по бизнесу, известная в то время новосибирская бизнес-леди. У этой дамы были хорошие дружеские и деловые связи с действовавшими на тот момент коррумпированными силовиками, на должностях, с большими возможностями. И – мы в полной мере почувствовали на себе все прелести особенностей национальной охоты. Начиная с 2008 года у нас в жизни и в работе начались бесконечные приключения и детектив.

Несколько лет мы жили словно герои криминального сериала. Мне сожгли одну машину, подрезали тормозные шланги у другой, надеясь, что я попаду в ДТП. Устанавливали открытую демонстративную ежедневную слежку за мной, супругой, родителями. На меня организовывали разбойное нападение. Нам пришлось отправить детей с бабушкой в другой конец страны, чтобы не волноваться об их безопасности. А про сфальсифицированные «дела», регулярные допросы и обыски я и не говорю даже… Мы каким-то чудом выжили, а вот мой отец умер после нескольких инфарктов, случившихся из-за всех этих проблем. Семья наша тоже не выдержала постоянного внешнего давления и распалась. Супруга, несмотря на прекрасные отношения, вынуждена была развестись со мной и демонстративно выйти из всех наших дел, чтобы в дальнейшем не волноваться за жизнь и здоровье детей. Она даже кардинально сменила профессию, хотя работа в области права ей очень нравилась и до какого-то времени приносила удовольствие», - с грустью вспоминает Всеволод.

Выжить помогла честность

Выдержать и выжить, по его словам, помогла уверенность в собственной правоте и честность в словах и делах. Ну и неоспоримый факт: в правоохранительной системе честных и порядочных людей намного больше, чем коррупционеров.

«Когда кому-то рассказываешь, что удалось пережить, мало кто верит, говорят, что в жизни так не бывает. Я думаю, что если бы мне кто-нибудь подобное рассказывал, то я тоже сомневался бы в достоверности его рассказа – уж очень все как-то по-киношному получается! Однако в самом себе, своих чувствах и памяти усомниться не получается!», - делится мыслями наш герой.

Новая жизнь

Теперь у него новая семья. Со своей нынешней супругой он познакомился более 11 лет назад, в самый разгар «боевых действий», когда всё в его жизни вертелось бешенной криминально-полицейской каруселью и казалось, мир летит в пропасть. Новая жена – красивая и смелая - помогла ему выдержать удары судьбы, подняться и стать другим человеком.

«В начале нашей совместной жизни супруге все это было «по приколу» – жила, как в боевике. Она у меня из многодетной семьи, у неё четыре брата, и выросла она в Первомайском районе, поэтому держать удар умеет с детства. Во всех жизненных ситуациях супруга всегда безоговорочно поддерживает меня, что совсем не мешает ей иметь свое мнение и высказывать его наедине, порой достаточно жёстко. Я уверен, что без её поддержки я не смог бы выдержать те испытания, которые преподнесла мне моя непростая жизнь.

На сегодняшний день у нас в семье всё хорошо: четверо прекрасных детей, трехкомнатная квартира, дача, интересная работа у обоих, прекрасные отношения со старшими детьми от предыдущего брака и уважение соседей. Что ещё нужно, чтобы встретить старость?!...» - улыбается Всеволод.

В настоящее время он работает помощником депутата Светланы Каверзиной, с которой познакомился в предвыборную компанию:

 «Я хорошо знаком с предыдущим депутатом, которого Светлана Викторовна победила на выборах. Мы с ним в дружеских отношениях, а Каверзину я до выборов совершенно не знал. Мы познакомились, когда я пришел на предвыборную встречу с ней в качестве председателя совета жильцов своего дома, делегата от жителей, способного задавать неприятные и жесткие вопросы. Светлана Викторовна обрадовалась, что есть в микрорайоне «Д» социально активные граждане, впечатлилась моим напором и дала слово, что если ее выберут, то она предпримет всё, чтобы на мои вопросы появились приемлемые ответы. Буквально через неделю после выборов она мне позвонила, пригласила на встречу и предложила стать ее помощником.  Я - авантюристического склада человек и склонен открывать для себя новые горизонты во всех сферах жизни, поэтому, естественно, согласился.

Помощник депутата – интересная работа. Тем более, политика – новая для меня область, которая потихоньку начинает открываться своими неожиданными возможностями…»

Воспитание детей

Интересно, как при такой бурной внешней деятельности удается растить столько детей? Всеволод пытается объяснить:

«Кто у нас в семье занимается воспитанием детей? Сложный вопрос! Мы все этим занимаемся! Я, супруга и сами дети. Старшие воспитывают младших, от этого никуда не деться! И это хорошо, если процесс контролируется и подправляется родителями.

Ко всем своим многочисленным достоинствам моя супруга ещё и великолепно готовит! Поэтому приготовление пищи, в основном, лежит на ней. В экстренных случаях я могу сварить пельмени, сосиски, лапшу или пожарить яйца. Дети сами могут пожарить себе тосты, залить молоком хлопья, достать из холодильника йогурт или творожок, погреть в микроволновке приготовленные мамой деликатесы.

Домашняя первичная уборка – на детях. Они сами убирают свои разбросанные вещи, игрушки, пылесосят ковры, вытирают крошки со стола после еды и складывают посуду в посудомоечную машину. Иногда моют полы, если в наше отсутствие что-нибудь разольют. Конечно, высокое искусство мытья полов у них так хорошо не получается, как у мамы, «грязь больше развозят» - ворчит жена, перемывая полы, но дети стараются. Тем не менее, мы с супругой считаем, что домашняя работа для детей должна быть обязательной, ведь так ребята хоть как-то привыкают к труду. В школе дети сейчас не дежурят - не моют ни парты, ни полы в классе, вот и приходится их дома нагружать. У нас в семье взаимовыручка – как в пионерском отряде. Кто с какой стороны может взяться за бревно, тот его с той стороны и поднимает.

Все, что касается перемещения детей – лежит на мне. У меня более свободный график и машина «под седлом».

В воспитании детей активно практикуем метод доброго и злого полицейского. Я избрал, как истинный юрист, амплуа доброго полицейского, а супруге досталась роль злого. Я уговариваю, объясняю, в сложных случаях пугаю детей, что маме пожалуюсь. Но иногда могу и рявкнуть, чтобы перекричать многоголосый гам одновременно кричащих и ругающихся детей. Мама у нас в семье - карающий меч правосудия, если мои объяснения, уговоры и даже угрозы не срабатывают, то приходит мама и ставит в угол провинившегося. Часто бывает, что все углы в квартире заняты. Бить – никогда не бьем. У нас очень либеральные методы воспитания детей, и наши кровинушки испытывают родительскую нервную систему до последнего.

А вот, например, мой дед, дома у которого я рос до семи лет, этого бы не потерпел. Он был потомственный казак, командир военной части. У него были простые солдатские методы воспитания. Он мог за неправильное поведение за столом ложкой по лбу стукнуть! Дед говорил, что его так воспитывали, и отца его и так далее, по Роду. Поэтому я и мои двоюродные братья, которые тоже жили у деда, частенько ходили с шишками на лбу. Плавать дед нас научил тоже простым и радикальным способом. Он уплывал с нами в море, сбрасывал с лодки в воду и грёб рядом, следя, чтобы мы не утонули. Мы же должны были сами каким угодно способом доплыть от буйка до волнореза. Все доплывали, никто не утонул! Все внуки у моего деда выросли, все стали умными и добропорядочными гражданами, все четверо хорошо плавают, все женились и родили своих детей.

Когда я рассказываю своим детям, как меня воспитывал дед-казак в деревне, они в ответ кричат: - «Не поедем в деревню, детей бить нельзя!». «Ну, вот, на лицо - тлетворное влияние Академгородка!» - в шутку сокрушаюсь я.

Впрочем, как известно, при любых методах воспитания дети невольно копируют поведение родителей, перенимают их привычки, манеру речи, отношение к окружающим, и, в конце концов, их жизненные принципы. Поэтому интересуемся, что в жизни самое важное для самого Всеволода Гулева. Он отвечает, не задумываясь:

«Я стараюсь жить так, чтобы мне не было стыдно людям в глаза смотреть и о себе и своих делах рассказывать. Самое дорогое для меня в жизни – это моя семья, дети. Я сам себе готов во всём отказывать, лишь бы у них все было хорошо и в достатке».

Елена Михайлова

Просмотров:

Вверх