Память трех поколений

Память трех поколений
11 Ноября 2020

В год 75-летия Великой Победы КЦСОН Советского района объявил конкурс семейных историй, стремясь показать вклад каждого народа, невзирая на его численность и вероисповедание, в общую Победу. Сегодня газета «Бумеранг» совместно с КЦСОН продолжает рубрику «Одна на всех!». В ней мы публикуем истории представителей разных национальностей и разных военных судеб – разведчики, танкисты, узники концлагерей, военврачи, саперы, репрессированные, повара полевой кухни, связисты, пулеметчики, пропавшие без вести…

Память трех поколений. 

Дырхеев Александр Константинович


Мой прадед родом из шаманов

Война для прадедушки началась с того, что по дороге на фронт начали бомбить их поезд, он и его товарищи впервые увидели, как летят бомбы. В начале войны было очень тяжело, не хватало оружия, только в конце 41-го они захватили немецкие автоматы – трофейные.

Его друзья на войне погибали от выстрелов и взрывов, а прадедушка даже не был ранен, выжил при взрыве бомбы, но был контузило. Бомба упала, когда он находился в лодке. Потерял сознание, очнулся в госпитале и выжил! Прадед мой бурят из рода шаманов, духи предков оберегали его на войне, пули пролетали мимо. Поэтому он и остался живой. И записал в тетрадках свои воспоминания.

У прадедушки было много друзей на фронте и дома. После войны ему предлагали дальше служить в армии, но он очень хотел поехать домой. Приехал и женился на Анне – моей будущей прабабушке, у них родилась моя бабушка Галя, потом появилась моя мама Надя, а потом – я. Меня назвали в честь прадеда – Александром.

Александр Макаренко, правнук ветерана

Мой самый лучший дед

Мой дед был для меня в детстве очень значимым человеком. Собирал нас, девчонок, играл с нами и рассказывал страшные бурятские сказки про шаманов, про жизнь в юрте в заснеженной ночной степи. Дедушка не рассказывал о войне, пока был жив, но потом я с увлечением прочитала тетрадку – его дневник. Воспоминания о войне вначале пролистывала, и целиком прочитала их только в старших классах. Тогда же мы с мамой решили, что надо их опубликовать. Книга с воспоминаниями деда «Эхо прошлого Дэрхеэрэг» никого из читателей не оставила равнодушным.

В начале 1941 года он служил в армии на маньчжурской границе. Вот как дед вспоминает начало войны: «22 июня после обеда я на машине с радиостанцией выехал из части. Включаю приемник, слышу тревожный голос Левитана: «Внимание! Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза!». Мы перешли в режим боевой готовности. Участились ночные учения, батальон часто переходил на колеса, чтобы быть готовым к переброске. Тревожные новости поступали с фронта. 23 октября нас построили и прочитали приказ об отправке дивизии на Западный фронт. В эту же ночь наш батальон навсегда оставил сопки».

А вот воспоминания о первом авианалете: 11 ноября поезд остановился на станции «Большой двор» недалеко от города Тихвина, под Ленинградом. Только успели выгрузить танки, бронемашины, заехать в еловый лес, как над нами появились четыре самолета с черными крестами на крыльях. Мы вышли на опушку посмотреть на самолеты с новыми для нас знаками. Один солдат говорил, что это, наверное, санитарные самолеты с простыми крестами. Кто-то сказал: «Смотрите, какие-то чугунки оторвались от самолета и летят на наш поезд, там, на станции». Но это были не чугунки, а настоящие бомбы. Они разрывались с оглушительной силой. Рвались вагоны, разорвался паровоз, и всю станцию покрыло паром. Самолеты развернулись и сверху пулеметами начали стрелять по нашей колонне. Впервые мы почувствовали нечто ужасное».

Александр Дырхеев 1.jpg

В дневнике деда – рассказы о случаях на фронте за все годы войны. А 22 июня 1945-го он в составе колонны пересек польско-украинскую границу СССР: «Командир собрал нас и громко объявил: «Вот наша Советская Родина», и упал, стал целовать землю. Как мы соскучились по своей Родине, по своей земле! Все тоже стали целовать землю. Нам казалось, что мы все уже дома, хотя большинству из нас до дома было еще очень далеко».

Надежда Дырхеева, внучка ветерана

Мой папа – радист первого класса

Мой отец Александр Константинович Дырхеев родился в 1917 году в селе Атарай, Качугского района, Иркутской области. Он – ровесник Октябрьской революции, и у него, как у всей страны, была сложная и трудная жизнь. Рано остался сиротой, в 30-е годы часто приходилось голодать, разными путями зарабатывать на жизнь. Лишь в 20 лет окончил семилетку. В 1939-м его призвали в армию. Думал, что прослужит два года, а получилась долгая шестилетняя военная карьера, которая закончилась только в 1946 году на Западной Украине, где продолжалась война с бандеровцами.

Отец закончил войну в звании старшего лейтенанта, а начал на Волховском фронте. Потом в составе 2-го Украинского и затем 1-го Украинского фронтов участвовал в знаменитой Курской битве, освобождал Польшу, Чехословакию, Германию. Ранен не был, но был контужен во время форсирования Днепра. Был участником военного парада в Куйбышеве в ноябре 1941 года.

Самые тяжелые, по его мнению, были первые годы войны. Не было хорошего вооружения, а главное – опыта военных действий. Сразу было очень много человеческих потерь. Во время выполнения одного из разведывательных заданий ему с товарищами пришлось просидеть несколько дней в болоте, куда не могла проехать полевая кухня. Отец рассказывал: был конец ноября, было так холодно, что стыли ноги. Но больше всего мучил голод, и солдатам приходилось ловить и есть лягушек.

Отец был одним из немногих радистов, которых не могли вычислить немцы. Известно, что у каждого радиста свой «почерк», по которому немцы определяли «автора». Отец рассказывал, что никогда не передавал радиограммы напрямую своей рукой. Он использовал какую-нибудь веточку или шишку для нажатия на ручку передатчика. Во время войны некоторые сведения с фронта нельзя было сообщать. Отец писал письма на бурятском языке, причем буквы в словах переставлял задом наперед.

Семья Дырхеевых.jpg

«В период обороны к нам на радиостанцию для передачи поступали одни цифровые знаки. Сами радисты не знали, о чем были цифровые сообщения, переданные нам на азбуке Морзе. Эти шифры, из пяти цифр в каждой группе, обозначали закодированные слова. В дивизии был только один шифровальщик, который читал принятую нами по радио телеграмму. Он всегда напоминал нам, чтобы принимали цифры точно. Стоило нам принять невнимательно хотя бы одну цифру, и текст телеграммы мог исказиться: вместо слова «наступать» – «отступать». Радисты несли большую ответственность за правильность приема и передачи радиограммы»

День Победы Александр Дырхеев встретил в Чехии, в Праге, а фотография эта сделана 25 мая 1945 года для фронтовой газеты.

Галина Дырхеева, дочь ветерана. Записала Надежда Дырхеева, научный сотрудник ИХБФМ СО РАН


Просмотров: 91