Я приглашаю вас на Джаз!

Я приглашаю вас на Джаз!
17 Июля 2019

Творческая встреча с одним из лучших российских джаз-барабанщиков Сергеем Беличенко прошла в Музее города Новосибирска


Немало информационных неожиданностей преподнес Музыкальный салон. Ведь «Сергей не только прекрасный музыкант, но и великолепный рассказчик, уникальный исследователь истории сибирского джаза, автор нескольких книг. Вокруг его имени ходят легенды – о выступлениях за океаном, о совместном концерте в Новосибирске со звездой джаза, трубачом Эдди Рознером», – так представил зрителям программы своего гостя куратор музейной гостиной «На Обской» Константин Голодяев.

Запрещенный барабанщик

Посетителей буквально с порога поджидали сюрпризы. Во-первых, возможность самостоятельно познакомиться с новыми действующими выставками: «Мода из комода», «От уравнения к полету», «Театральный сезон». Во-вторых, возможность понастальгировать, посмотрев документальный фильм о Новосибирске прошлых лет. А затем в студию пригласили гостя вечера. «Запрещенный барабанщик» Сергей Андреевич Беличенко! Его имя хорошо знакомо и тем, кто зажигал в далекие 60-е, и нынешним поклонникам джаза. Собравшиеся услышали рассказ о культурной и повседневной жизни мегаполиса 50-60-х годов, о музыкальных буднях и фестивалях. И другие истории...

Сергей Беличенко – российский джазовый барабанщик, продюсер, публицист, общественный деятель, один из первопроходцев сибирского джаза, участник многих ансамблей и фестивалей, член Союза литераторов и Союза журналистов России. Окончил музыкальную школу по классу скрипки, ударные инструменты осваивал самостоятельно. В 1971 году окончил Новосибирский мединститут. «Медицина и музыка – две страсти одной жизни», – говорит он.

Б1.jpg

Музыкальную деятельность Сергей Андреевич начал в 1962 году, но известность пришла к нему чуть позже, когда он начинает играть в ансамбле Владимира Виттиха. В конце 60-х Беличенко организует первый джазовый фестиваль в Сибири, выступает в составе созданного им ансамбля «Джамин» («джазовые миниатюры»). В 1975-м он основывает Creative Jazz Unity, также известное как «Творческое джазовое объединение Новосибирска». Также 1970-е годы ознаменовались созданием «Нового сибирского джазового ансамбля» и «Музыкального импровизационного трио» совместно с Владимиром Толкачевым. В 1980-х Беличенко создает один из своих наиболее известных ансамблей – «Снежные дети», который в 1989 году принимает участие в фестивале «Современный советский джаз» в Цюрихе. В 1992-м открывает первую в Сибири частную радиостанцию «Ermatell», а через два года начинает выпуск серии компакт-дисков «Джаз из Сибири». Следует череда новых ансамблей: New Generation (с Романом Столяром, Владимиром Тимофеевым, Андреем Турыгиным и Дмитрием Аверченковым), Jazz Old Trio (с Игорем Дмитриевым) и Jazz Brothers.

В 1996 году Сергей Беличенко начинает вести курс истории мирового джаза на кафедре Истории мировых культур НГУ и становится заведующим отделом джаза Новосибирской государственной филармонии. В 2004-м защищает кандидатскую диссертацию на тему «Формирование новосибирской джазовой школы», а вскоре создает Сибирский институт джаза.

Истинная история джаза еще не написана

Джаз стал неотъемлемой частью его жизни: Сергей Беличенко написал несколько фундаментальных трудов, посвященных джазовой культуре. Для одной из них – «Синкопы на Оби», материал собирался более 25 лет. Трехтомная «Дискография нового джаза», составленная совместно с журналистом Валерием Котельниковым, еще не издана, но ее рукопись хранится в Королевской библиотеке в Лондоне. Тем не менее, как считает музыкант, истинная история джаза СССР и России еще не написана.

– В этом году мы отметили 90 лет сибирского джаза. Он существовал и раньше на просторах Сибири, просто 1929 год – это первое официально зафиксированное упоминание о сибирском джазе, когда в «СовСибири» появилась заметка, что в поселке Блюменфельд, Рубцовского района Сибирского края немецкая община отметила концертом пятилетие собственного джазового ансамбля. Волна джаза буквально накрыла страну в период НЭПа – благодаря московской театральной элите русского происхождения, которая представляла публике джаз как некую экзотику. А потом эта музыка впала в немилость: за джаз многие советские музыканты поплатились жизнью, карьерой, искалеченными судьбами. Тем не менее – не без титанических усилий наших музыкантов и подвижников джаза и не без ответной реакции советской публики – эта музыка выжила, выдержала различные деформации и откровенную дискредитацию, родила своих мастеров и создала особый, советский джазовый ареал и аудиторию. На фоне крайне обедненной информации о джазе правда о нем, которая была слышна в самих его звуках, уже не нуждалась ни в какой дополнительной кампании по популяризации...

Б4.jpg

Однако вплоть до 1970 года в стране никаких учебников по теории джаза, кроме первых, кустарно изготовленных, методических пособий Дж. Мехигана, не было, как не было и своей педагогической базы. Да и сами отечественные музыканты были далеки от совершенства и многого не знали. «Так что, положа руку на сердце, истинная история джаза СССР и России еще не написана», – говорит Сергей Беличенко.

 «Для нашего поколения джаз был не только глотком свободы. Когда эта музыка впервые зазвучала среди однообразной массы закультуренной, идеологизированной и отцензированной музыки, которую слушали десятки лет, – это одно позволило ей восприниматься восхитительной новинкой!»

Музыкант, джазмен Сергей Беличенко

Обидели Рознера

В 1963 году наш гость «засветился» в выпуске кинохроники Западно-Сибирской студии «Сибирь на экране». Он рекламировал отдых в молодежном кафе «Веснушка», где играл эстрадный ансамбль из Академии наук, сам стоял за ударной установкой, а заодно высмеивал критику «непристойных» по советским меркам танцев твист и рок-н-ролл. Которые, по мнению авторов фильма, «только портят весеннее настроение». Этот же выпуск кинохроники случайно запечатлел и великого джазового музыканта, «белого Армстронга» Эдди Рознера. Он был на гастролях в Новосибирске и зашел в кафе поужинать, а заодно послушать джаз в исполнении местных музыкантов.

– Свингующие шестидесятые! Время радикальных, новых, захватывающих открытий и тенденций! Расцвет джазового направления, зарождение авторской песни и авторского кино, культуры хиппи и психоделической эстетики... Ранее о джазовых импровизациях мало кто слышал: всё что игралось – игралось по нотам. Мы были молоды – мне едва исполнилось 17 лет, свободны и уверенны в себе, поэтому позволяли себе фантазировать на джазовые темы. Мэтр Эдди был потрясен, я бы даже сказал – обижен такой вольностью. Начинающие джазмены, и так лихо обходятся с музыкальным материалом! Но руку нам пожал на прощание, хотя в его глазах читалось недоумение...

«Прокормить себя джазом тяжело и на Западе, а в России, тем более вне ее столичных городов, – это практически невозможно. Только единицы московских и питерских музыкантов умудряются это делать, и то, в основном, когда ангажемент есть на Западе. Большинство довольствуется скромными гонорарами, выступая в ресторанах, на презентациях. Молодые рыцари джаза готовы играть любимую музыку, где угодно и за гроши. Именно эти, а не остальные причины, двигали многими музыкантами, кто покинул нашу страну, хотя джазовыми звездами на Западе они и не стали. Просто жить стали увереннее и спокойнее, потому что работа для профессионального музыканта там всегда есть! Классика, камерная музыка, джазовое искусство там всегда пользуется поддержкой государства или общества, или меценатов. Джаз не должен кормить себя, создавая сериальные попсовые поделки. Он – искусство творца!»

Музыкант, джазмен Сергей Беличенко

Джаз на всю катушку!

Свой первый фестиваль джазовой музыки Сергей Беличенко организовал еще в конце 60-х. Однако, по словам нашего гостя, он «только инспирировал». За то, что всё получилось, надо сказать огромное спасибо Володе Виттиху, лидеру ансамбля, в котором он тогда играл, и Андрею Гинзбургу.

Б2.jpg

– Что касается «пущать или не пущать», решение принимали служивые идеологического отдела обкома КПСС и Министерства культуры на свой страх и риск, ведь джаз был напрямую связан с Соединенными Штатами, которые являлись нашим прямым и ярым врагом. Но именно в джазе многие – не обязательно интеллигенция, ученые, писатели, работники культуры, а даже простые люди видели какой-то глоток свободы. Эту музыку у нас не передавали – ее «ловили» на УКВ и коротких волнах из Европы и Америки. Представьте: рока еще нет, никакой альтернативы нет. Джаз оставался самой любимой музыкой, не считая советской эстрады, которую, кстати говоря, я очень уважаю. Но мы всё же смогли доказать властям, что в нашей музыке нет ничего опасного. И первый городской джаз-фестиваль прошел в декабре 1965 года. К этому времени в Новосибирске уже был организован джаз-клуб при только что открывшемся Доме ученых. Сначала его председателем был Андрей Гинзбург, будущий доктор физико-математических наук, а затем Сергей Бредихин – сотрудник Института информатики.

В тот момент на всю катушку джаз звучал именно в городке – это было самое известное место! Многие из города приезжали туда, в знаменитый клуб «Под Интегралом», где три раза в неделю выступали джазовые музыканты. Мы давали концерты в Новосибирске, ездили в другие города, и власти относились к нам достаточно лояльно. В Советском Союзе уже проходили регулярные фестивали – в Москве, Ленинграде, Воронеже, Донецке... И вот, во время одной из поездок на фестиваль в Куйбышев, мы поставили вопрос: почему бы нам не сделать свой фестиваль? Единственное, что было сложно – уговорить соответствующие органы, а этим занимался отдел идеологии при областном комитете коммунистической партии. Там был приятный человек, который всё это воспринял достаточно позитивно. Только добавил: «Давайте всё-таки сделаем Новосибирский фестиваль эстрадной, духовой и джазовой музыки». Да Бога ради! И завертелось... Фестиваль сначала проходил по типовому проведению музыкальных мероприятий – по районам. В каждом имелись Дома культуры, там отбирались музыканты, чья игра более или менее напоминала джаз, потом они проходили соответствующую комиссию, куда тоже входили люди из партии, из отдела культуры, совершенно ничего не понимающие в джазе. В результате образовался джазовый костяк: в него вошли два десятка коллективов, которые прошли три тура. Ну а заключительный тур проходил в ДК «Академия».

Никаких гостей у нас тогда не было, тем более иностранных – это был чисто локальный фестиваль. Настоящих джазовых коллективов было немного: прекрасный по тем временам большой оркестр Евгения Втюрина при НЭТИ, квартет Виттиха из Академгородка, квартет Носова из Новосибирска... Народ стоял рядок к рядку: зал вмещал тысячу человек, а зрителей было в разы больше. Это было событие – колоссальное количество откликов прессы и все остальные атрибуты. С этого времени можно начинать отсчет наших фестивалей...

Третья столица джаза

Вскоре коллектив Сергея Беличенко получил приглашение на фестиваль в Таллинне – это был 67-й год, а в следующем, 1968-м, ребята сделали второй джаз-фестиваль, который проходил и в Академгородке, и в городе. В 1977-м в историческом фестивале «Академгородок – 77» принял участие первый зарубежный гость – американский барабанщик Дэниэль Мартин. С началом перестройки в фестивалях стали участвовать музыканты Европы, Японии, Канады и США, и количество иностранных гостей перевалило за сотню. Фестивали носили разные названия: Симпозиумы, «ДЖАЗ-ВЕГА», «Новосибирск», «Сорос Интер джаз», «СибИнтерДжаз», «Сибирские джазовые игрища»... Проводили их общественные организации и Новосибирская филармония. Такое обилие джазовых форумов по праву дает основание считать Новосибирск городом джазовым, со своими традициями, педагогической школой, джазовой диаспорой, местными мастерами джаза, уже известными в мире, устоявшейся публикой, считает Сергей Беличенко.

– Наш джаз действительно имеет ряд принципиальных особенностей. Мы можем и должны об этом с гордостью говорить. В Новосибирске джаз изначально начал формировать параметры собственного художественного академизма. Музыканты были озабочены не проблемами коммерческого успеха, а проблемами творческого развития. Это то основное, что отличает новосибирский джаз от любого другого. Кроме того, именно у нас в разные периоды формировалось такое специфическое направление, как фри-джаз. Мы были в этом отношении одними из первых в России. А параллельно существовало традиционное, «проамериканское» мощное звено, где было занято большинство джазменов. Это специфично, потому что в ряде других городов, которые могли бы потенциально превратиться в джазовые центры страны, джаз, к сожалению, начал двигаться в сторону коммерческой развлекательной музыки, то есть, развивался большей частью как ресторанная музыка....

Всё еще впереди...

В завершение беседы известный музыкант с удовольствием подписал авторские книги и диски, ответил на многочисленные вопросы поклонников джаза.

Б3.jpg

– Ни один музыкант никогда не скажет вам: «Это мое последнее соло». В джазе не уходят на пенсию, играют до последнего вздоха. Со сцены дорога одна...

Мечтать о новых дисках, говорит Сергей Беличенко, некогда: «Процесс идет перманентно, и архив всё растет и растет и, может быть, когда-нибудь обретет жизнь – если, конечно, в социуме не забудут, как пишется слово «джаз»...

Музыкальный вечер удался на славу! А тем временем в гостиной «На Обской» вновь готовят сюрпризы... Какие? Звоните, приходите – и всё узнаете!

Лилия Вишневская. Фото автора


Просмотров: 288