Венеция, любовь и карнавал

Венеция, любовь и карнавал
23 Января 2019

Новосибирский музыкальный театр погрузил зрителей в атмосферу чарующей музыки и фривольного веселья

Завершение 2018 года в Новосибирском музыкальном театре ознаменовалось яркой, искристой премьерой. Самым удивительным образом из глубины прошлых веков сам «Король вальсов» – Иоганн Штраус пригласил всех нас на знаменитый Венецианский карнавал! Что же может быть чудеснее оперетты, способной раскрыть всю прелесть завораживающей стихии таинственности и всеобщего народного ликования?!

Классика в стиле дель арте

«Ночь в Венеции» – это блестящая комедия положений, основанная на бесконечных обманах, переодеваниях и подменах, что изначально свойственно карнавальному действу. Только в загадочной и фривольной атмосфере венецианского карнавала, где приглашенные гости, спрятавшись под масками, непринужденно флиртуют друг с другом, могла произойти такая удивительная и запутанная история. Карнавал определяет поступки героев, подталкивает их к действию. Ведь скрывая лицо под маской, так легко открыть свою настоящую суть и совершить то, на что не хватает решимости в обычной жизни!

Первые ноты итальянской классики в стиле commedia dell’arte переносят нас в Венецию XVIII века. Покоритель женских сердец неотразимый герцог Гуидо собирается весело провести время вместе с Барбарой, молодой женой почтенного сенатора Делаква. Предчувствуя эту опасную карнавальную затею герцога, престарелый муж решает спрятать красавицу жену на острове Мурано, отправив ее туда под покровом ночи в сопровождении гондольера. При этом сама Барбара любит племянника своего мужа, красавца Энрико, и не собирается ни отвечать взаимностью ловеласу Гуидо, ни покориться воле почтенного супруга. Чтобы выпутаться из этой ситуации, она обращается за помощью к своей сестре Аннине, которая переодевается в платье Барбары и вместо нее покидает Венецию в разгар карнавала.

2.JPG

Без Аннины, ее возлюбленного цирюльника герцога Карамелло, ремеслом и изворотливостью напоминающего знаменитого Бомарше, очаровательно глупой служанки Чиболетты и макоронщика Паппакоды супруге сенатора не удались бы эти проделки. Но история Барбары – только начало веселых недоразумений, приведшей к счастливому соединению сразу трех влюбленных пар!

Премьера этой оперетты состоялась 3 октября 1883 года в Берлине, на сцене Городского театра Фридриха-Вильгельма, сейчас это театр Woltersdorff. В основе австрийской оперетты композитор использует традиции итальянской оперы буффа, где, как правило, простые люди – слуги, крестьяне, одурачивают своих хозяев или знатных господ. Ну а бал-маскарад на улицах Венеции служит лишь фоном для фривольной водевильной комедии, с множеством потасовок и любовных приключений.

Штраус и шлягер

Новосибирский музыкальный театр вновь обратился к творчеству Иоганна Штрауса. В летопись Новосибирского музыкального театра уже вписана одна постановка оперетты «Ночь в Венеции», которая состоялась в самом начале истории театра – в 1963 году. И вот спустя пятьдесят пять лет узнаваемые карнавальные маски и герои итальянских комедий дель арте вновь встречаются с новосибирскими зрителями. Режиссер-постановщик спектакля Константин Балакин, неоднократно отмеченный экспертным советом фестиваля «Золотая Маска» за спектакли, поставленные в Ростовском музыкальном театре и Астраханском театре оперы и балета, сохранив сюжетную основу спектакля, существенно переработал либретто, усилив интригу и сделав характеры персонажей и их взаимоотношения более рельефными и понятными современному зрителю.

1. Елена Вершинина и Константин Балакин.JPG

Елена Вершинина и Константин Балакин

Константин Балакин рассказал о постановочном процессе и порассуждал на тему Штрауса.

– Вы впервые сотрудничаете с нашим театром. Какие впечатления от работы с труппой?

– Очень понравился творческий ресурс вашего театра! Мы долго искали стиль спектакля – он оказался не совсем привычный для ряда артистов. Но желание работать и отклик, который я находил у актеров, меня приятно удивили.

– Хор звучит просто изумительно!

– От работы хора у меня отдельный восторг! Афиша у театра очень плотная: по вечерам – текущий репертуар, по утрам – репетиции. Поэтому с артистами хора я встречался нечасто. Но то, что было проделано на репетициях, то, что я вижу сейчас, впечатляет.

– Вы сознательно взяли за основу жанр комической оперы?

– Это не совсем комическая опера. Скорее, классическая оперетта, которая созвучна с комедией положений. От оперы здесь – лишь большие развернутые финалы первого и второго действий.

3.JPG

– Вы серьезно переработали текст пьесы. С чем это было связано?

Я ознакомился с шестью вариантами пьесы, три из которых – дореволюционного периода. И все они вызывают у меня, мягко говоря, недоумение. Устаревшие шутки, специфический юмор. Но главное – во всех первоисточниках, в том числе немецком, размывается сама интрига: она становится какой-то невнятной. Авторы не только не расчистили материал, но еще больше засорили его ненужными сценами и репликами. И вот, чтобы пьесу «вытянуть», чтобы она стала понятной и ощутимой, пришлось ее переписать. Как и текст вокальных номеров.

– Сегодня «Ночь в Венеции» идет лишь в Краснодарском музыкальном театре, и вот теперь – в Новосибирском...

– К сожалению, в мире эта оперетта пользуется не самой приятной славой. Считается, что это штраусовский дивертисмент. Хотя есть оригинальная партитура Штрауса в его критической редакции. Мы пошли именно по этому пути: взяли только то, что написано самим композитором. Мы не компилировали, как это чаще всего делают в Европе. Берут массу другого материала Штрауса, латают, добавляют, переиначивают. В результате оперетта приобретает вид одного сплошного шлягера. Я считаю, в ней есть замечательные фрагменты, которые и без дополнительных «украшений» являются шлягерами.

Драматурги-либреттисты Рихард Жене и Камилло Вальцель предложили композитору заведомо слабый и запутанный сюжет «Пьеса такова, – писал композитор, – что я при всем желании не могу уравновесить ее недостатки своим вдохновением. Это не поэзия и не комедия. Это разваливающаяся надуманная история, где нет и следа содержания...». Тем не менее, Штраус создал на этот нелепый сюжет одно из лучших своих сценических произведений. Музыка оперетты пленяет и чарует, ведь помимо привычного для композитора венского вальса в ней звучат итальянские танцевальные мелодии и ритмы.

Игра в игру

В ее голове рождались образы грандиозных астраханских опер «Борис Годунов» и «Князь Игорь», ей мы обязаны сюрреализмом «Пиковой дамы», трагизмом «Осуждения Фауста», разудалым бунтарством «Царской невесты»... Главный художник Астраханского государственного театра оперы и балета Елена Вершинина, как и Константин Балакин, впервые работает с Новосибирским музыкальным театром. Но что самое невероятное – Елена абсолютно отрешенно относится к своим работам. Как она говорит: «Сделали – и сделали. А как получилось, судит уже зритель».

4.JPG

– Мне показалось, вы совеем не переживаете перед предстоящей премьерой...

– Ну, может самую малость (задумывается). Просто в процессе создания спектакля переживаешь его в начале. Ты его сопереживал, «пережевал», «переел», наконец. А вот когда спектакль только создается, когда кипит работа и он растет, то где-то на середине, когда ты знаешь, что эта декорация будет находиться тут, представляешь, как всё это засветится, как это будет, вот тогда получаешь максимум удовольствия. От того, что видишь готовую картинку, которой ты уже восхитился и всё от нее получил. Но вот наступает премьера, и становится заметна любая мелочь: что-то не здесь, что-то не так. Я думаю, спектакль нужно смотреть через несколько лет, чтобы наиболее объективно его оценить...

Творческие решения Елены удивляют и восхищают: Равно как и ее визуальное решение спектакля. Немыслимым образом «Ночь в Венеции» опирается на графику мастера оптических иллюзий – нидерландского художника Маурица Эшера, чей перевернутый фантастический мир перекликается с искаженной причудливой реальностью карнавала, когда за короткую ночь меняется всё вокруг до неузнаваемости. А отголоски его гравюр необычными принтами отпечатываются и на декорациях, и на костюмах персонажей, которые порадуют самых взыскательных почитателей оперетты. «Это стиль комедии дель арте, – говорит художник-постановщик, – и нам хотелось максимально ей соответствовать».

5.JPG

– Тяжело, наверное, весь вечер носить такой наряд?

– Об этом надо спросить у артистов. Но мне показалось, им нравится наряжаться. Они с удовольствием надевают эти костюмы и носят, словно родились в ту эпоху. Но если честно, нам пришлось немало потрудиться, чтобы артистам было удобно передвигаться по сцене, чтобы детали нарядов не сдавливали дыхание и дамы могли легко проговаривать тексты.

– В одной из сцен артисты за обе щеки уплетают спагетти. Это тоже ваша задумка?

– Они сами предложили это сделать. У нас есть подходящий реквизит, но ребята были категорически против. «Должны же мы что-то поесть, в конце концов!». Ладно, ешьте (смеется). И мы купили сыр-косичку. Теперь они его едят – и довольны! Это наша авторская находка.

– Вам непостижимым образом удалось передать стиль и настроение эпохи. И это при минимуме хореографии!

– У нас сцена очень компактная и декорации такие, что не растанцуешься – артистам просто не хватает места. Вся изюминка не в хореографии, а в костюмах и масках. Герои носят эти маски, словно подсказывают нам, что всё не по-настоящему, это игра. Жизнь – игра. Жизнь – праздник. Жизнь – один сплошной карнавал. Игра в игру – это и есть дель арте...

6.JPG

«Ночь в Венеции» – это один из спектаклей большого культурного проекта «Италия. С любовью» от Новосибирского музыкального театра. Первая постановка «Римских каникул» уже стала одной из любимых у зрителей и гостей столицы Сибири. Теперь ей вторит новое прочтение великого Штрауса! И в следующий раз понаблюдать за настоящим венецианским карнавалом на сцене Новосибирского музыкального театра, услышать итальянские ритмы и гармонию венского вальса зрители смогут 6 февраля и 7 марта.

Лилия Вишневская. Фото автора


Просмотров: 210
Астра-Мед