Школа как вся наша жизнь

Школа как вся наша жизнь
28 Августа 2019

Накануне дня, когда наши дети вновь сядут за парты, корреспондент «Бумеранга» встретился с двумя педагогами русского языка и литературы, чтобы расспросить их о нелёгкой работе и о том, каким должен быть настоящий учитель.

Кумир далёкого детства

С этой удивительной женщиной судьба свела наш класс в десятилетнем возрасте, когда дружный 4 «А» пополнил многочисленные ряды среднего звена школы №125. Учительница русского языка Нелли Григорьевна Треповская всем сразу понравилась: внимательная, приветливая, спокойная, а главное, беззаветно любящая и свой замечательный предмет, и детей, которых учит. О таких всегда говорят: «Учитель от Бога». Впрочем, найти свое призвание ещё в ранней юности ей помогла неприятная случайность.

Так уж вышло, что дочь секретаря воронежского горкома партии была крещеным ребенком. Анастасия – имя, данное по святцам, – с годами перекочевало в паспорт. Родители и звали её Наля, друзья и соседи – Нелли. На это имя и был выдан аттестат об окончании десятилетки. О том, что она – Настя, девушка узнала, когда у неё не приняли документы в институт.

Нелли Григорьевна Треповская.jpg

– Паспорт свой принесите – поговорим! – Отрезали в приёмной комиссии.

– Чего же ты целый год сидеть будешь? Столько времени пропадет даром. Иди-ка лучше к нам в одиннадцатый педагогический класс. – Участливо посоветовала ей директор школы.

Такие профильные классы создавались в те годы на базах школ, чтобы удовлетворить растущую потребность в учителях начальной школы. Целый год опытные учителя учили вчерашних старшеклассниц азам преподавания, здесь же проходили практику. Ровно год спустя молодую учительницу распределили в маленькую деревню, доверив ей преподавание в 10-м, 9-м и 7-м классах. Попытки решительного протеста были резко отклонены фразой:

– У началки есть учитель, а старшаков выпускать некому!

Помимо вынужденного глубокого погружения в математику, физику и даже немецкий язык, которые ей пришлось преподавать, вокруг молодой учительницы разыгралась драма личного характера. Двое десятиклассников пришли за документами, решительно заявив директору, что не пойдут в выпускной класс, если Нелли Григорьевна не согласится через год стать женой одного их них. Голубоглазая литераторша, не дававшая никакого повода, была поражена. Уговоры директора не помогли: два влюбленных упрямца так и не получили аттестатов зрелости. Через год она поступила в педагогический институт, ведь уже точно знала, что работать учителем у неё получается. Со временем Нелли вышла замуж за офицера, последним местом службы которого стал новосибирский Академгородок.

Она легко влилась в дружный коллектив асов педагогического дела. Её уроки никогда не прогуливали, её предмет любили и старались знать на «отлично». Рекомендованные ею книги моментально прочитывались, даже если их не было в школьной программе, и по ним не собирались писать сочинения. Как и все её коллеги, она дополнительно занималась с отстающими учениками и охотно расширяла познания отличников. Одним из направлений профориентационной работы была педагогика. Опытные наставники безошибочно выбирали себе подобных, настоятельно рекомендуя им тоже стать учителями.

Бесценный багаж

В числе таких приемников была и Светлана Овчинникова. Кроме успехов в учёбе она ещё в среднем звене зарекомендовала себя как активная пионерка. Светлана руководила шефской работой, принимала первоклашек в октябрята, а третьеклассников – в пионеры, была активным членом районной школы пионерского актива, пионером-инструктором и председателем совета дружины. Едва окончив школу, вернулась туда на работу в качестве пионервожатой. Параллельно училась в вузе на учителя словесности.

Этот учебный год для Светланы Владимировны юбилейный, тридцатый. Все, кто знает её со школы искренне восхищаются её любовью к своей профессии. Вместе со всей страной и дружной педагогической братией она мужественно пережила лихие девяностые годы. Ни последовавшие за ними экономические кризисы, ни жизнь с четырьмя детьми в ветхом деревянном бараке, не заставили её свернуть с выбранного пути. Те, кто когда-то посоветовал Светлане пойти по своим стопам, не ошибся в ней ни на йоту. Сегодня каждый видит, что взяла она от своих наставников в свою взрослую педагогическую жизнь.Светлана Владимировна.jpg

– У нас вели прекрасные учителя, Римма Алексеевна Базавлук и Людмила Фёдоровна Санникова. А с Нелли Григорьевной Треповской мне даже довелось вместе работать в родной школе. Всегда стремилась походить на них своим спокойствием, умением находить подход к каждому ученику, уверенностью в том, что во все времена фундаментальные знания всегда будут им полезны, – делится своими соображениями Светлана Зорина, которая после закрытия школы №125 преподаёт в МОУ СОШ №61. – Сегодня на родительские собрания приходят родители, окончившие когда-то советские школы. Они с ностальгией вспоминают свои ученические годы и спрашивают, почему их детям не суждено пережить подобное.

Среди факторов, мешающих работе современного учителя, Светлана Владимировна сразу называет гаджеты. С первого класса дети живут в своих телефонах и почти не слышат учителей. Как сегодня грустно шутят учителя, компьютер, купленный для учёбы, мешает учёбе…Второе обстоятельство – это ограничение детей в ручном труде, развивающем мелкую моторику рук. Желая оградить детей от необходимости самообслуживания, родители, няни и бабушки лишают их полезной привычки к труду, самоорганизации и дисциплине.

Нелюбовь к чтению всегда идёт из семьи. У львиной доли молодых родителей совсем другие приоритеты и жизненные принципы. Они ничего не читают сами, ничего не читают с детьми, а некоторые даже откровенно говорят сыну или дочери, что знанием Анны Карениной денег не заработаешь. Даже прочитывая школьные произведения, дети не вникают в содержание, не сопереживают героям, не стремятся быть похожими на кого-то из них. Они всё труднее  учат стихи и всё хуже читают наизусть, а обсуждение поведения персонажей часто сводятся к бытовой демагогии: «Он подвиг совершил? Да ему просто делать было нечего!» Идеология потребления убивает в детях людей. Об этом часто говорят не только учителя, но и врачи, и психологи.

Но Светлана Владимировна, как и другие учителя, продолжают настойчиво трудится, сея в души наших детей разумное, доброе, вечное… Что будет со школой, со страной и всем человечеством, когда такие люди перестанут становиться учителями?

К сожалению, уже сегодня тяжёлая профессия не в чести. С первого класса дети хотят быть блогерами или веб-моделями. Родители, занятые зарабатыванием денег на новые развлечения и вкусности переложили на плечи других, учителей и воспитателей, ответственность за формирование и воспитание души растущего чада, не учат его доброте и трудолюбию, а порой даже показывают дурной пример равнодушия и лицемерия. Каким бы одарённым не был учитель, воспитание должно идти и из семьи в том числе. Конечно, в наших школах ещё есть, у кого учиться, но это не снимает ответственности родителей за будущее их детей.

Мария Рисман.

Фото автора


Просмотров: 526