Мужество

Мужество
10 Июля 2019

О детстве, студенческих годах, научной работе, идеях и разработках читателям Бумеранга рассказывает Анатолий Николаевич Децина – человек необыкновенной судьбы

Мой собеседник – ученый-химик, коллега и друг академика Коптюга. Его разработки в НПО «Вектор» известны далеко за пределами Сибирского региона: аналогов «косметики из Кольцова», к производству которой причастен кандидат химических наук А.Н. Децина, нет во всем мире. Чуткий наставник, заядлый путешественник, поэт-философ, неутомимый исследователь и предприниматель... К несчастью, в последние годы обострилась болезнь, связанная с диабетом, на который он долго не обращал внимания – жил как живется. И вот гангрена. Сначала на одной ноге, потом на второй. В результате – инвалидное кресло. Тем не менее, преодолев планку в 78 лет, Анатолий Николаевич продолжает жить и работать. Пишет научные статьи, доводит до логического завершения свои давние научные разработки. Главное – успеть завершить начатое, говорит он. «Как и для многих моих сверстников, чрезвычайно важными сегодня являются ответы на вопросы типа: «Сколько еще осталось?», «Что еще я могу сделать в этой жизни?»... Аналогичные вопросы испокон веков волновали человечество, волнуют сейчас и будут волновать всегда, пока остается в живых хотя бы один землянин...

Из жизни земноводных

Свой день рождения ученый отмечает дважды в году. Официальная дата по паспорту – 10 июля 1941 года. Но это, уверяет мой собеседник, – ошибка оформителя документов, когда в последний раз меняли паспорт, и его невнимательности при его получении. На самом деле Анатолий Николаевич Децина родился за 10 дней до начала войны на Дальнем Востоке...

– Сначала жили в деревне Фурманово, Приморского края. На берегу речки. Потом переехали поближе к городу. Хорошо помню дом в окрестностях Владивостока на Седанке, который и сейчас стоит там видавший виды – старенький, слегка покосившийся. На углу этого дома, под водосточной трубой, стояла деревянная кадка с дождевой водой. Там жили головастики. Я забирался на край и наблюдал за жизнью земноводных. И однажды, не удержавшись, нырнул в бочку головой вниз. Громко орал, меня вытащили. Это была моя первая водяная купель. А еще в этом доме на веранде под кроватью моя бабушка, Ольга Степановна, организовала выращивание гусят, разместив в лукошке на подстилке гусиные яйца. Гусыня исправно исполняла свои обязанности, время от времени выходила погулять, пощипать травку, а потом возвращалась в корзинку. И вот после очередной прогулки она никак не хотела садиться на яйца. Заглянув под покрывало, бабушка обнаружила меня спящим в этом лукошке на раздавленных яйцах. Вытащила меня из-под кровати со словами: «Ах, ты, владивостоксий разбойник!» и задала соответствующую трепку. Так получилось, что я нанес ущерб семейному бюджету. Какой интерес мною двигал, не знаю. Может быть, хотел заменить гусыню. Но нечто подобное со мной происходило и в научных исследованиях...

Деревенская жизнь не такая, как в городе. Я знал, как молотить снопы. Любил ходить на грибную охоту. В то время очень спасали дары природы. Нас, ребятишек, отправляли в лес собирать табульцы. Я и сейчас не знаю, как это растение называется, но до сих пор помню его вкус. Трава – немножко кисленькая, немножко сладкая. Кажется, ничего вкуснее в жизни я не ел.

Такое вот было любопытное детство...

С чего начинается школа...

Анатолий Николаевич пошел в школу, когда ему не было и 6 лет. Малец, который гоняет без присмотра, – извечное наказание для родителей. Не было с ним никакого сладу, поэтому мама пошла к директору и договорилась, чтобы дитё пускали на уроки, просто посидеть...

– Таким образом меня пристроили к делу. Хожу на занятия месяц, другой, никто меня в класс не записывает, к доске, соответственно, не вызывает. И вот однажды приезжает проверяющий из районо. «А это еще кто?» – спрашивает у директора. Тот объясняет, так, мол, и так: некуда мальца деть, родители с утра до ночи на работе. А одного оставлять боязно: не случилось бы беды… «Но он хоть что-то понимает?» – интересуется проверяющий. – «Да всё понимает!». Закончилось тем, что я прочитал целую лекцию про самолеты и пароходы, сходу одолел какой-то текст и подписал его: имя, фамилия – всё как положено ученику первого класса. «Ну что ж, пусть сидит и дальше. Только оформите его, как полагается». Так я стал учеником первого класса. И никогда не был отстающим...

Зажигательные вечеринки

Когда жить в селе стало уж очень трудно, отчим завербовался на шахту, и семья переехала на Волгу. Здравствуй, шахтный поселок №205 Копейского района, Горьковской области! Здесь началась осознанная «вольная жизнь» и уличное воспитание, которое Анатолий Николаевич до сих пор вспоминает с удовольствием. Небольшими ватагами ребятишки бродяжничали по лесам, озерам и ручьям, которые «облавливали», приспосабливая свою одежду в качестве своеобразных «неводов», добывая мелкую рыбешку – гольянов, жгли костры, поглощали сорочьи яйца и т.д. Вспоминает мой собеседник и школьные будни: химкабинет в полном распоряжении, вспышки и взрывы, химические школьные вечера...

– В седьмом классе увлекся химией и стал ходить на занятия химкружка. Помню – ручка в левой руке, а правая забинтована. Чего мы только не изобретали с моим лучшим другом Аркашей Емельяновым – даже пироксилин. Это была настоящая химия, жесткая. Случалось, химичили до ночи. Обо мне особо никто не беспокоился, а вот за Аркашей всегда приходили родители. Стоят отец с матерью под ручку под окнами лаборатории, а уже два часа ночи. Но никогда не ругались. Еще помню, как зажигали на вечеринках. Мы с Аркашей на арене. Внимание – водородная бомба! Ставим банку, заливаем серную кислоту, бросаем цинк. Металл тяжелый, поэтому не всплывает на поверхность под действием пузырьков. Но если его много, происходит довольно сильный взрыв. Иногда, для разнообразия, в воду бросали натрий. Эти вечеринки назывались у нас – зажигательные...

«Зажигали» ребята до окончания школы.

Благодарность за знания

Свою первую вступительную кампанию Анатолий провалил. Поскольку четко не знал, кем хочет быть, экзамены сдавал без энтузиазма, поэтому, наверное, и не добрал баллов. Ну что ж – пошел работать на шахту. Целый год усиленно готовился. Проштудировал весь учебник по математике, рекомендованный для поступающих в МГУ. Перерешал от корки до корки – от первой до последней задачки. Но что делать дальше, понятия не имел.

Д2.jpg

– Мой отец – Николай Александрович Децина – капитан дальнего плавания. Через 5 лет после моего рождения дороги родителей разошлись, но много позже, когда я повзрослел, мы неоднократно встречались, дружили. Он всегда отличался фундаментальным подходом и основательностью в обсуждении любых вопросов – и это мне нравилось. Честно говоря, именно беседы с ним направили меня в нужное русло по части выбора профессии. Я мог стать военным моряком или геологом, но под воздействием увещеваний родителя выбрал свое школьное увлечение – стал химиком. А затем «погрузился» в косметологию и радуюсь этому до сих пор: интересная работа, и кое-что в этой жизни мне, кажется, удалось сделать. Возможно, именно отцовской рассудительности мне недоставало в повседневной жизни... А тогда, летом, я съездил к отцу. Они стояли Туапсе. Провел на корабле целый месяц. И решил: хочу быть военным моряком. Никогда не видел родителя таким взволнованным! «Ты не понимаешь, какая это тяжелая жизнь! Когда по полгода не видишь семью и мечтаешь просто ступить на землю». Но я был настойчив, стал проходить медкомиссию. Вердикт – не годен. У меня был хронический отит, заработанный в шахте. Поначалу расстроился, потом осенила идея: буду геологом. Час от часу не легче. «Ты ведь в школе так любил химию», – сказал отец в последний вечер перед моим отъездом. В поезде, ворочаясь с боку на бок, я вспомнил свои опыты по химии, наш кружок, Аркашу... Подъезжая к станции, уже знал, что пойду на химфак в Уральский политехнический институт.

В точных науках я был ас, а вот что касалось гуманитарных дисциплин – тут дело шло туго. В итоге: сочинение и иностранный – «удовлетворительно», математика, физика, химия – «отлично». Это был проходной балл. Я студент! Но что меня особенно поразило на вступительных экзаменах – это чуткость и порядочность экзаменаторов. Математика. Я отвечаю, решаю, доказываю... Председатель комиссии внимательно слушает, потом встает и протягивает мне руку. Пожимает: «Спасибо вам за знания». На экзаменах по физике и химии ситуация в точности повторилась...

В те годы всеобщего равноправия к истинным знаниям относились с уважением. Так же, как и к их носителям – невзирая на социальное положение и достаток.

Первый учитель

Здесь, в Челябинске, началось погружение в науку. И здесь судьба дала студенту Децине первого учителя. Рафаил Оганесович Матевосян. До сих пор Анатолий Николаевич благодарен ему за романтические представления в области химии органических стабильных радикалов – парамагнитных молекул.

Д4.jpg

– Я настолько был увлечен его лекциями, что сидел, открыв рот. На старших курсах Матевосян взял меня на свою кафедру лаборантом. Рафаил Оганесович изучал свободные органические радикалы. Направление меня увлекло, и я стал работать по этой теме. Заканчиваю 4 курс. После него занятия в институте прекращались – начиналась преддипломная практика. Матевосяна на кафедре не любили за его неуемную натуру. Посмотрели: кто самый активный на курсе из его учеников? Децина! Было одно место в институте органической химии в Новосибирске. Мне объявили: «Едешь ты». Пришел я к учителю расстроенный, пожаловался, мол, хочу работать с вами, а меня направляют в Сибирь. Он грустно улыбнулся, приобнял меня: «Я встречался со специалистами этого института на конференциях. Они дадут тебе больше, чем я. Езжай и ни о чем не жалей».

Это был 1964 год...

Кандидатская, которая стоит докторской

Рюкзак, вокзал, поезд, дорога в новую жизнь. Впереди – Новосибирский Академгородок, НИОХ СО АН и работа с Валентином Афанасьевичем Коптюгом. А спустя 10 лет – защита первой и последней диссертации. Кандидатской, которая стоит докторской. Так сказал о работе Анатолия Николаевича академик Коптюг. И добавил: «Я очень сочувствую моему коллеге, что он так долго не защищался. Но сейчас он защищает такую работу, которая стоит целой докторской». Коптюга мой собеседник считает своим вторым учителем. Под его руководством происходило «профессиональное созревание»: освоение методологических подходов в изучении карбокатионов и катионрадикалов – активных промежуточных образований в процессах электрофильного замещения ароматических соединений (одно из направлений физической органической химии).

– Прекрасная пора, когда романтические подходы первого Учителя соединялись с четко выверенной методологией второго Учителя и новых методов исследования, помноженных на определенную степень моей настойчивости и упорства. В моей памяти осталась удивительная фраза Коптюга: «Если нет экспериментов, которые не могут быть объяснены существующей теорией, то нет никакого смысла придумывать новую теорию». Это было выше моей увлекающейся натуры. И только много лет спустя я оценил ее фундаментальность. Именно Коптюг заложил в нас зерно истины. Повторял: «Не верьте ничему – только фактам. Вы не имеете права бездоказательно придумывать очередную сказку». Этой щепетильности и системности он учил нас всех...

В конце концов, ученик и учитель подружились. Часто на лодке выезжали на острова в Новосибирском водохранилище. Включали транзистор и ловили «волну» – слушали запретный в то время «Голос Америки». Обсуждали события в мире и стране...

Д3.jpg

Физиологически полноценная вода

Бытует мнение о том, что вода в Новосибирске очень чистая, не в пример другим городам. Это миф, считает мой собеседник. Потому что в питьевой воде, которой снабжается огромный мегаполис, «кроме допустимых неорганических элементов, еще 37 наименований веществ, не имеющих никого отношения к человеку». В том числе – бензопирен, сильнейший онкоген. Поэтому Анатолий Николаевич не устает повторять: «Ребята, не пейте сырую воду из-под крана!».

– Вот я сейчас пишу статьи на тему «физиологически полноценная вода». Анализирую данные, привожу выдержки, где разбираю все факты о чистой воде. То, что мы имеем на сегодняшний день, можно охарактеризовать словосочетанием: «химическая агрессивность недоделанных процессов». Еще несколько десятилетий назад Коптюг говорил: «Вам всем рано или поздно придется заниматься отходами. Мы так наворотили, что не расхлебать…». Это касается и очистки воды. Говорят, Волга – самая грязная река в России. А Обь? Тоже! Сегодня через прямые канализационные стоки вся грязь сливается в реку, в том числе в Новосибирское водохранилище. Что нам остается? Пойти своим путем, хотя бы на уровне «квартира – дом». И самим производить «живую воду». Первый этап – это дистилляция воды, которая поступает в наши жилища по водопроводу. Второй – насыщение ее микро- и макроэлементами, которые образуют солевую систему, схожую с составом плазмы крови.

– Дело в том, что в питьевой воде допускаются присутствие ряда биологически активных неорганических и органических веществ, содержание которых не должно превышать официально установленных Роспотребнадзором предельно допустимых концентраций. Мы рассмотрели данные по содержанию этих веществ в питьевой воде в сопоставлении их с концентрациями в крови человека. Именно такое сопоставление в совокупности с полимолекулярным подходом к нормализации состава воды является единственно возможным подходом для создания новой категории качества питьевой воды – «особая физиологически полноценная», ОФП. В ней должны присутствовать многочисленные добавки макро- микро- и ультраэлементов, содержащихся в крови человека в определенных концентрациях, необходимых для естественного функционирования человеческого организма.

Д5.jpg

Финансовый вопрос – около 16 000 рублей: стоимость аппарата, дающего 4-6 литров дистиллята в час, плюс стоимость точно пронормированной соляной системы. Налицо не просто экономическая выгода, речь идет о снижении количества заболеваний, спровоцированных употреблением вводы ненадлежащего качества.

Красота спасает мир

Как ученый-теоретик Анатолий Николаевич стоял у истоков органической химии катионов. В области медицины – участвовал в создания клеточных биотехнологий, помогающих решать, в том числе, проблему старения кожи. Как известно, базальные клетки эпидермиса с возрастом начинают хуже делиться. В итоге нарушается динамическое равновесие процесса формирования эпидермиса, в котором и проявляются первые признаки старения: количество внешних кератиновых слоев кожи увеличивается и там закрепляются морщины. Смягчить проблему старения помогает пилинг.

– Мы пошли иным путем, – поясняет мой собеседник. – Не уменьшаем толщину верхних слоев, а подстегиваем деление нижних клеток эпидермиса. Основной принцип клеточной биотехнологии заключается в том, что берется клетка и помещается в питательную среду, где она чувствует себя комфортно и начинает делиться. Наша цель – обеспечить клеткам кожи такие условия. Десять лет я работал руководителем отдела питательных сред, и знаю, в каких условиях клетка может нормально делиться. Поэтому наша косметика не имеет аналогов в мире.

...Важное место в нынешней деятельности моего собеседника занимает изучение влияния различных органических веществ на клеточные системы. Данные исследований легли в основу изобретения ранозаживляющего регенерационного порошка, над которым сегодня работает Анатолий Николаевич Децина. Большой ученый. И мужественный человек.

ДОСЬЕ «Бумеранга»

Анатолий Николаевич Децина, к.х.н., автор и соавтор более 50 научных работ, опубликованных в центральных научных журналах. Является патентодержателем и основным разработчиком косметических линий «СИБПЛАНТ», «Живая косметика Сибири», «IPSO-системы», косметические тоники «Активаторы клеточных систем», ванны изоосмотические детоксикационные (всего 38 патентов и «ноу-хау»). С 1996 года – председатель оргкомитета конференций «Экологические аспекты косметологии», проводимых ежегодно в рамках Сибирской ярмарки «Сибпарфюм».

Д1.jpg

Долгое время заведовал лабораторией питательных сред НПО «Вектор», где совместно с командой специалистов оптимизировал составы для культивирования клеток животных и человека вне организма, изучал влияние различных веществ, в том числе антиоксидантов, на функционирование клеточных систем. Анатолий Николаевич более 20 лет посвятил исследованиям воздействия косметики на кожу человека и доказал, что вред от химических компонентов, входящих в состав 99% «классической» косметики, намного превышает полезность всех остальных компонентов кремовой композиции. Полученный опыт лег в основу уникальных разработок в области косметологии. В 2009 году возглавляемая им Лаборатория Научного косметологического общества (ЛНКО) представила проект «Эффективные косметические средства против старения и аномальных состояний кожи (целлюлит, стрии и т.д.)» в конкурсе инновационных проектов для малых предприятий в научно-технической сфере и выиграла государственный грант. Результаты исследований показали, что регулярное использование препаратов данной серии значительно улучшает микроциркуляцию крови, способствует активизации клеточного деления, предотвращает появление морщин, повышает эластичность и тургор кожи.

В августе 2009 года для продвижения на рынок концентратов для ванн была зарегистрирована «Лаборатория ВИД», которая в настоящее время является производителем всей линии косметических средств ТМ DETSINA. Сегодня «Лаборатория НКО» и «Лаборатория ВИД» – резиденты бизнес-инкубатора наукограда Кольцово.

Лилия Вишневская. Фото предоставлены автором


Просмотров: 811