Марюс Ивашкявичюс: «Для меня театр не то место, которое отвечает на вопросы. Скорее – то, которое вопросы задает»

Марюс Ивашкявичюс: «Для меня театр не то место, которое отвечает на вопросы. Скорее – то, которое вопросы задает»
27 Декабря 2017

22 декабря театральная программа XII Международного Рождественского фестиваля искусств завершилась спектаклем «Изгнание» Московского академического театра имени Маяковского. Остроумный спектакль-эпопея о трудностях эмиграции для всех любителей длинных историй и метких шуток был представлен на большой сцене театра «Глобус». А перед показом состоялась небольшая пресс-конференция с участием артистов Вячеслава Ковалева, Ивана Кокорина, Анастасии Дьячук и драматурга Марюса Ивашкявичюса.

Почти смешная история

«Изгнание» – вещь остро злободневная, написанная по горячим следам. Драматург несколько месяцев провел в столице Великобритании, собирая истории литовских эмигрантов, которые и легли в основу пьесы. Ради создания пьесы Марюс Ивашкявичюс исследовал даже ту часть Лондона, о которой не пишут в путеводителях. Месяц изучал рабочие окраины, собирал материал. До отъезда собирался написать комедию о жизни литовских мигрантов. В итоге вышла драма, однако, не лишенная юмора.

«Материал, который мне там подвернулся, конечно же, всё перевернул. Я не представлял, что люди живут так. И когда английские актеры играли эту пьесу, они говорили: «Мы сейчас совсем другими глазами смотрим на всех этих людей – поляков, литовцев, румын, которые где-то на улицах работают. Мы не думали, что там такие драмы...», – рассказывает Марюс Ивашкявичюс.

Несколько лет назад пьесу «Изгнание» поставил в Литве Оскарас Коршуновас, чуть позже за работу взялся Миндаугас Карбаускис – один из лучших российских режиссеров, худрук Маяковки. Сегодня спектакль является бестселлером. О чем же он? Об эмигрантах из Литвы, которые в поисках лучшей жизни приехали в столицу Великобритании. Для них в упоительном слове «Лондон» было сосредоточено всё: мечты, надежды, вера в будущее. Но этот город, как и любой другой мегаполис, не благоволит к чужакам, да и уязвимые в своем бесправии мигранты оказываются слишком легкой добычей для ушлых представителей городских низов. Но главная проблема кроется даже не в обстоятельствах, а во внутреннем конфликте героев. Кого-то сложности ломают, кого-то делают сильнее, кто-то изначально готов «бегать за утками на охоте» – быть гончей собакой, зато в резиденции королевы, а у кого-то всё же есть амбиции. Таков главный герой Бен, который пытается стать настоящим британцем. Изгоняя из себя «Чингисхана», он учится не только по-английски мыслить и говорить, но и держать «правильное» выражение лица...

И2.JPG

Наконец стоит отметить, что спектакль «Изгнание» представлен в семи номинациях на премию «Золотая маска»-2018, в том числе – «Лучшая работа драматурга».

«Я не люблю писать продолжение, мне интереснее предыстория»

Марюс Ивашкявичюс известный драматург, киносценарист, режиссер. Однако, помимо профессиональных определений, Ивашкявичуса можно отнести к целому явлению, появившемуся в последние годы в театральном мире российской столицы. Феномен этот уже успели назвать «литовским культурным переселением».

Сегодня автор «Изгнания» рассказывает о пьесе – о ее героях, о новом и старом времени, о демонах войны в лице Чингисхана. Говорит так, как пишет: спокойно и глубоко.

– Редко случается, что автор сам представляет свое произведение. Из чего же пьеса выросла? Насколько она выдумана и насколько опирается на реальные факты?

– Можно сказать, она документальная. С конца 90-х и по сей день у нас отмечается достаточно высокая эмиграция. Главное направление – Великобритания, сейчас добавилась Норвегия. Семь лет назад несколько человек, в том числе атташе по культуре посольства Литвы в Великобритании, предложили мне поехать в Лондон, попробовать поизучать нашу эмиграцию и, может, что-то из этого сделать. И я поехал в Лондон. Даже не надеясь найти то, что нашел. О проблеме я знал поверхностно, но те истории, которые я изучал день за днем, меня потрясли! У меня не было иного выхода, как написать обо всем увиденном пьесу. Она иногда кажется парадоксальной, придуманной, но поверьте: она основана на реальных судьбах, в ней описаны живые люди, которые и по сей день продолжают там жить и работать.

И3.jpg

«Мне часто задают вопрос: Родина – где она? У каждого ответ свой. По-моему, Родина остается там, на том конкретном месте, где и была. Родина – это не земля, это люди. Каждый из нас – часть своей страны. Получается, что уезжая, мы увозим часть Родины. Но этот клочок не имеет никакого шанса выжить – оторванный от целого, он отмирает. Когда уезжаешь, намного легче и, вместе с тем, трагичнее понимаешь кто ты такой, что вложило в тебя окружение. Потому что когда ты среди таких же, как ты, то этого просто нельзя увидеть. Кажется, что всё происходящее – норма, это универсально, это повсюду так. И вот ты уезжаешь и понимаешь, что это абсолютно не так. В пьесе такое осознание происходит у каждого персонажа. Главный герой ставит себе задачу полностью преобразовать свою жизнь – внешние обстоятельства он изменяет, остается переделать всё внутри себя. Это нелегко...».

Драматург Марис Ивашкявичус

– А почему герои стараются изжить из себя именно Чингисхана? Откуда в Литве Чингисхан?

– Оттуда, откуда и у вас (смеется). Правда, литовцы с монголо-татарами чаще были союзниками против России. Но это было одно и то же пространство – оно воевало между собой, перемешивалось... В целом, это псевдофилософия главного героя: Бен ищет себя нового, пытается интегрироваться, стать настоящим англичанином. У него это не получается, он начинает искать причину. И находит ответ: у нас разные базы, корни которых уходят вглубь веков. Весь западный мир объединен ценностями христианства, а мы, вошедшие в этот мир гораздо позже, были очень долго соединены монгольским фундаментом – то есть Чингисханом.

– Герои пытаются стереть себя старого и нарисовать себя нового, но у них не получается. Может, смысл не в том, чтобы ломать себя? А в том, чтобы себя сохранить и вписать в новую жизнь?

– На самом деле пьеса не отвечает на эти вопросы. На них отвечает жизнь. В Лондоне я встречал и таких, которые никак не старались ассимилироваться в новое общество. Они живут своими геттами – как и русские, уехавшие в Канаду или США, создают целые кварталы – Брайтон-Бич, например. Но есть люди, которые хотят начать всё с нуля и стереть себя, прошлого. Им намного труднее. Что касается Бена, для него проводником в новый мир становится Фредди Мьеркури, которому всё же удалось стать «своим». Вы это увидите в спектакле... Вообще, для меня театр не то место, которое отвечает на вопросы. Скорее – то, которое вопросы задает.

И4.jpg

Лейтмотивом спектакля проходит неизвестный даже меломанам сэмпл God is heavy, скрывающийся среди неопубликованных дорожек сольника Фредди Меркьюри. Именно голос Фредди направляет главного героя, поддерживает его дух, дает силы и надежду – музыка Queen становится для него сродни религии. А открывающиеся Бену факты из биографии рок-легенды помогают не только прийти к толерантности, но к человечности и милосердию. Сам Фредди вовлечен в происходящее! Один из главных героев спектакля, отсутствующий при этом на сцене!

– Вам нравится сценическое воплощение своего творения?

– Очень нравится! Это четвертая постановка моей пьесы.  Ровно шесть лет назад состоялась первая премьера – на главной сцене Литвы, в Национальном театре Вильнюса. Спектакль стал бестселлером, до сих пор на него невозможно достать билеты! Он идет шесть с половиной часов, в постановке – 40 человек на сцене. Нечто похожее было и в Риге – в Дайлес театре, и в Таллиннском национальном театре. В этот раз Миндаугас Карбаускис решил отказаться от большой формы и сделать облегченный вариант. Это касается не только объема зрительного зала, но и внутренней конструкции: режиссер ушел в интимный рассказ этой истории. Малая сцена – это совершенно другой подход и совершенно другое видение проблемы. В этой версии даже изменена концовка.

– Выходит, пришлось сокращать, если из шести с половиной часов уложились в 3.20?

– Вообще, когда делали первый прогон в Вильнюсе, спектакль шел 9 часов. Так что вам еще повезло (смеется). Конечно, убирали – какие-то сцены, какие-то моменты, диалоги... Без чего-то, что было в других постановках, обошлись, что-то и осталось! И наоборот: добавили то, чего не было в прошлых постановках. Спектакль – это своеобразная мозаика, которую каждый режиссер складывает по-своему. Миндаугас сам сделал этот отбор... Мне кажется, и актерам стало легче, и публике. Лично я не могу себе представить Москву, которая девять часов смотрит спектакль!

– Что будет дальше с героями? Не думали над продолжением? Пьеса популярная, публика заинтригована...

– Действительно такой популярности не было ни у одного спектакля лет тридцать. Один мой друг, режиссер, уже несколько лет уговаривает меня писать продолжение, а я отказываюсь. Один раз он пришел ко мне с идеей, как всё должно быть. Герои собрались в аэропорту, смотрят – на табло рейс на Вильнюс. Начинается движение: люди, чемоданы, регистрация... Вдруг табло гаснет, а когда через пару секунд вновь загорается, на нем уже нет информации о рейсе на Вильнюс. Графа стерта! Вообще. И больше не появляется. Некуда возвращаться. Это на вопрос, что может произойти с героями. Я этого писать не буду. Я не люблю писать продолжения! Если что и писать, то предысторию. Начало 90-х. Большинство людей уехали туда за заработком. Но были и такие, которые покидали Литву, спасая себя и свои семьи в лихие годы. У всех мотивы разные. Вот эту жизнь до их побега мне хотелось бы проследить. Это интересная идея!

И5.jpg

...Занавес. Спектакль окончен, люди медленно выходят из зала – потрясенные увиденным, обуреваемые самыми разными чувствами. Ну, казалось бы: какое нам тут, в Сибири, дело до уехавших литовцев? Но вот для меня красной линией через весь спектакль прошла идея принятия и нахождения самое себя. Изгнание тут не только социальное, но и личностное. Бен изгоняет свою сущность, пытаясь стать кем-то другим. Но как бы он ни менял имена и паспорта, в финале всё равно останется собой – Беном. Наука принятия себя – самое сложное, что есть в этом мире. И потому спектакль режет по-больному. И, думаю, не только меня. Финал у истории открытый – точку здесь каждый поставит свою...

ДОСЬЕ «Бумеранга». Марюс Ивашкявичюс. Литовский прозаик, драматург, киносценарист, режиссер. На родине – признанный автор, каждое новое сочинение которого заставляет прислушиваться к театру как к рупору общественных настроений. Произведения Ивашкявичюса переведены на многие языки. Он является режиссером документальных фильмов о писателе Винцасе Миколайтисе-Путинасе и о литовцах Польши. Член Союза писателей Литвы.

Окончил филологический факультет Вильнюсского университета. Работал репортером, журналистом, редактором в литовских СМИ и на телевидении. В 1996 году издал первый сборник новелл. В 1998-м дебютировал как драматург. Пьеса «Сосед» ставилась в Хельсинском театре Kokoteatteri, Латвийском Национальном театре (2008). «Малыш» – поставлена в Неаполе, Хельсинки, Санкт-Петербурге, Хабаровске. Спектакль «Мадагаскар» (2004) получил награды на международных театральных фестивалях, в 2011-м поставлен в Италии. Постановка пьесы «Изгнание» была признана лучшим спектаклем года в Литве. В 2014 году пьеса «Ближний город» увидела сцену в Москве, Риге, Париже...

И1.JPG

Лауреат премии Министерства культуры Литвы (2002); премии Института литовской литературы и фольклора (2005). В 2014-м награжден орденом «За заслуги перед Литвой». В декабре 2016 года Литовское радио объявило его «Человеком года» – за гражданскую инициативу. По призыву Ивашкявичюса 29 августа около полутысячи человек различных национальностей из городка Молетай и других мест Литвы, а также других стран, прошли Маршем памяти к месту убийства в 1941 году около двух тысяч евреев Молетая.

Лилия Вишневская


Просмотров: 1409