В бой идут одни «старики»

В бой идут одни «старики»
7 Мая 2018

Не вернувшимся из боевых вылетов и выстоявшим в этой жестокой войне – посвящается...

Маэстро, Смуглянка, Ромео, Кузнечик – эти прозвища летчиков из любимого всеми фильма «В бой идут одни «старики» остались в памяти не одного поколения. Но мало кто знает, что на экране герои фильма воспроизводили эпизоды из боевой жизни настоящих летчиков легендарного 5-го Гвардейского истребительно-авиационного полка. И что в основу картины легли воспоминания командира самой боевой (из 14 летчиков 11 стали Героями Советского Союза) и самой поющей (абсолютно все пилоты играли в джаз-оркестре) эскадрильи, которой командовал дважды Герой Советского Союза Виталий Попков. Советский ас с позывным «Маэстро».

Нетленку о войне «пробил» маршал Покрышкин

Эту статью я написана давно, когда еще жила на Украине. Как-то довелось побывать на киевской киностудии имени А. Довженко и посетить кино-музей. Экскурсовод рассказала удивительную историю одного фильма украинского режиссера Леонида Быкова «В бой идут одни «старики». Этот черно-белая лента по праву считается одним из лучших советских фильмов о Великой Отечественной войне. Леонид Федорович, сам мечтавший стать летчиком, мечтал создать картину о советской авиации. Ему хотелось рассказать, какими они были – наши летчики. «Почему героями мы выбрали именно летчиков? – вспоминал режиссер. – Трудно сказать. Может быть, потому что сам я учился в авиационном училище, мечтал о полетах и до сих пор восхищаюсь представителями этой героической профессии. Разговаривая с участниками боев, мы поняли одну очень важную для нас вещь. В жестоком горниле войны, в беспощадном ее пламени старшие опытные товарищи стремились, где это было возможно, сберечь молодых и неопытных ребят. В этом была высшая мудрость – забота о будущем, извечное право и долг сильных охранять, растить и воспитывать себе смену. Так родилась тема «В бой идут одни «старики». Есть и другая, не менее дорогая нам, мудрость гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Мы хотели доказать, что в годы испытаний побеждают те, кто остается людьми в самых жестоких условиях, кто берет с собой в бой все светлое, человечное, за что и ведет битву с врагом. А что может быть прекраснее музыки? Недаром герои «второй поющей эскадрильи» говорят: «Война преходяща, а музыка вечна!». Нам хотелось создать этот фильм в память о тех, кто не вернулся с войны, и в благодарность живым, выстоявшим эту жестокую битву. Поэтому с особой трепетностью и волнением показываем мы свою картину ветеранам войны. И лучшая награда для нас, когда они говорят: «Да, это было так...»

В сценарии, написанном в рекордно короткие сроки, были использованы мемуары из книги дважды Героя Советского Союза Сергея Луганского «Небо остается чистым», вышедшие в 1970-м, за 3 года до съемок фильма, которые Леонид Быков просто не мог пропустить. Так в киноленте появились взлет командира без гимнастерки с намыленным подбородком и Смуглянка (летчик Морисаев), который все время напевал «Клен зеленый...», собачка на аэродроме и первый сбитый немец лейтенанта Александрова – Кузнечика... Фразы «В бой идут одни «старики», «На взлете бить не будем», и любовь Ромео – Семена Харламова к Джульетте – Наде Поповой, а еще привычка механика крестить перед вылетом самолеты, и немецкие самолеты с намалеванными тузами... Всё это и вправду было...

Дважды Герой Советского Союза С. Д. Луганский.jpg

Но когда сценарий был написан и отправлен «наверх», оттуда пришел неожиданный ответ: материал негероический. Высокие цензоры возмущались тем, что советские летчики изображены во многих сценах как поющие клоуны. И никакой правды о войне. Ставить такой фильм Быкову запретили. Леонид Быков схитрил –  в своих выступлениях по стране он читал отрывки из запрещенного сценария, зрители были в восторге, а ведь среди них были и фронтовики! Потом случилось невероятное. 14 ноября 1972 гола на киностудию Довженко прислал письмо начальник штаба в/ч 55127 полковник Лезжов. Он писал, что прочитанный им сценарий – это честный рассказ о войне и о людях, которые добыли в ней победу. И чиновники от госкино дали добро на съемку фильма. Но это было только полдела – неожиданной проблемой для Быкова стало полное отсутствие в СССР самолетов времен Второй мировой войны. Не сохранилось ни одного истребителя Ла-5 ФН, на котором воевали летчики 5-го гвардейского ИАПа! Аналогичная ситуация была и с немецкими истребителями. Летающий По-2 обнаружить удалось лишь в Польше. И если бы не маршал авиации Александр Покрышкин, мы бы не увидели этот замечательный фильм. Видя, что техники ему не видать, Быков напросился на прием к легендарному летчику, чтобы добиться выделения для съемок настоящих самолетов времен войны. Маршал поначалу отнесся к этой просьбе настороженно – слишком много в те годы выходило проходных фильмов о войне, чтобы с ходу поверить в затею молодого режиссера снять «нетленку». Он опросил оставить на несколько дней сценарий, чтобы поближе познакомиться с материалом. Но нескольких дней не понадобилось. Буквально за одну ночь Покрышкин прочел текст и распорядился выдать киношникам не один, не два, а целых пять самолетов: четыре истребителя Як-18 и чехословацкий Z-326, внешне похожий на Мессершмитт-109. Машины доставили на киевский аэродром «Чайка», где их перекрасили и придали им фронтовой вид...

Съемки фильма закончились в середине октября, а 27 декабря уже состоялась сдача ленты в Госкино Украины. На нее были приглашены не только высокие чины советского кинематографа, но и те, о ком, собственно, и рассказывал фильм – летчики-фронтовики и «крестный отец картины» трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин. Лента его потрясла. Когда в зале зажгли свет, от присутствующих не укрылось, что маршал украдкой вытирает слезы.

Картину посмотрел и прототип Маэстро – дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Виталий Попков. «Был по службе в Киеве, – вспоминал он, – позвонил Лене Быкову, поехали с ним в Министерство культуры Украины, прокрутили фильм. Министр упорствует: что это за фильм, говорит, люди не возвращаются с боевых заданий, гибнут, а живые песенки распевают. И резюмирует: такого на фронте не было и быть не могло. Спрашиваю министра: был ли он сам на фронте? Логика чиновника удивительна: не был, отвечает, но знаю. И тогда я рассказал министру, что летал на одном из двух самолетов, купленных на деньги джаза Утесова и подаренных нашему полку. И что Леонид Осипович со своими музыкантами приезжал к нам на аэродром, и мы вместе играли и вместе пели. Убедил. На него подействовали, наверное, не столько мои доводы, сколько генеральские эполеты и две геройских Звезды...».

От винта! «Поющая эскадрилья»

От винта! Эскадрилья «Веселые ребята» 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка 11-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии, 2-й Гвардейского истребительного авиационного корпуса, 2-я Воздушной армии. Она же «поющая эскадрилья» в фильме «В бой идут одни старики».

Вообще-то 5-й ИАП на фронте многие не любили. Говорили, что летчикам-гвардейцам этого полка слишком много позволено, что вольница среди командиров достигла запредельных масштабов, что эти «ковбои» слишком привлекают к себе внимание. В одном воздушном бою, в небе над Днепропетровском, эскадрилья Попкова сбила 10 самолетов, и тогда летчики на радостях в открытом эфире запели «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч...», за что получили взыскание от командования. Но с другим фактом никто не мог поспорить: гвардейцы сбивали столько вражеских самолетов, что на фронтах о них слагали легенды. 5-й истребительный авиаполк дошел до Берлина, сбил 744 вражеских самолета, в его составе было 27 Героев Советского Союза...

Эскадрилью на самом деле называли поющей, на ее музыкальные вечера приезжали танкисты, пехотинцы. Если у кого-то был день рождения, обязательно организовывали музыкальный вечер. А «Клен кудрявый...» действительно был их визитной карточкой – с этой песни всегда начинался концерт. Как вспоминал Виталий Иванович: «Я очень любил музыку, особенно джаз, и, когда стал комэском, организовал настоящий джаз-оркестр, подбирая ребят, которые умели играть на музыкальных инструментах, за что и получил прозвище Маэстро. Под Москвой мои музыканты подарили мне трофейную трубу, которая, судя по всему, принадлежала видному солисту – на ней было выбито четыре медали. Я играл на этой трубе...».

Ребята исполняли джаз – модное в те годы музыкальное направление. Но в репертуаре были и народные мелодии, и фронтовые песни. И, конечно же – «Одессит, Мишка». Только вместо «одессита моряка Мишки» был «москвич пилот Витька»: «Ты же пилот, Витька, а пилот не плачет и не теряет бодрость духа никогда». Однажды, услышав рассказ о том, как в эскадрилье поют его «одессита Мишку», Утесов прислал летчикам 32 своих пластинки с дореволюционным репертуаром – «Муркой» и другими песнями. Все были в восторге. Поначалу просто слушали, а потом стали разучивать. Причем каждый, кто оказывался в командировке в тылу, обязан был привезти новую песню из репертуара Утесова или Эдди Рознера.

Леонид Утесов был шефом «поющей эскадрильи» и от имени Государственного джаза РСФСР подарил 5-му ИАПу два истребителя Ла-5Ф – №12 и №14. На одном из них была сделана надпись «Веселые ребята», на другом летчики нарисовали голову льва. Сам комэск Попков летал на «фирменном» самолете с нотами, а во время его отсутствия в полку считалось очень почетным совершить боевой вылет на этой машине.

Ла-5 - подарок джаз-оркестра Леонида Утесова 5-му ИАП.jpg

Виталий Попков был лично знаком с известным певцом, которому при первом знакомстве его представили как Маэстро. Однажды, будучи в Москве, асс попал на концерт Утесова. Поскольку певец не имел званий, его объявили просто: «Маэстро Утесов». И тут Леонид Осипович сказал: «А в зале есть еще один маэстро!» Люди захлопали, мол, давай сюда своего маэстро. «Я сразу понял, о ком речь, и встал со своего места, – рассказывал Виталий Попков. – Вышел на сцену, а Леонид Осипович протягивает мне трубу и говорит: «Ну что ж, коль ты здесь, давай дирижируй». Конечно, я смутился, но Утесов настаивал, и пришлось дирижировать. Отмахал я один куплет, а потом передал дирижерство Утесову. Когда уходил со сцены, зал взорвался овациями. Мне тогда было 23 года...». Пару раз летчики из «поющей» приглашали Леонида Осиповича на фронт, и он никогда не отказывал – со своим ансамблем давал джаз-концерты в подшефном полку...

В военно-воздушных силах Красной Армии действительно сражался майор Дмитрий Титаренко, награжденный тремя орденами Красного Знамени. Сам киевлянин, он был ведомым заместителя командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка асов, к тому времени уже дважды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба.

Ас с позывным «Маэстро»

Однажды на авиационном шоу в Бонне Виталий Попков спросил немецкого коллегу Вилли Бартца, не воевал ли он под Харьковом и не знакомо ли ему такое место, как совхоз «Динамо»? «Что вам от меня нужно? Почему вы спрашиваете?» – занервничал Бартц и неожиданно покинул трибуну. Окружающие заинтересовались странной реакцией, а Попков ответил загадочно: «Я встретил «крестника», а он родства не признал»... Таких «крестников» у комэска было 47 – по числу сбитых лично самолетов, еще 13 фашистских машин было уничтожено в группе. Всего за годы войны советский ас совершил 475 боевых вылетов, провел 117 воздушных боев. Его позывной – «Маэстро» наводил ужас на фашистских летчиков. «Когда Леонид Быков по моей военной биографии написал сценарий фильма «В бой идут одни «старики», оказалось, что у него я и Кузнечик, и Маэстро...». Кузнечик – это Попков в молодости, Маэстро – тоже он, но уже в должности командира эскадрильи.

Маэстро – Леонид Быков.jpg

Кузнечика Быков сделал лейтенантом, несмотря на то что Попков начинал войну сержантом. «Не мог быть геройский летчик сержантом!» – утверждал режиссер, а ведь Попков в этом звании знаменитого Графа посадил под Сталинградом! 26 Августа 1942 года выиграл воздушный поединок у Германа Графа (9-й ас Люфтваффе, 212 побед). После этого Граф провел несколько лет в лагере военнопленных. Когда вернулся в Германию, стал убежденным антифашистом, даже баллотировался в Бундестаг от восточных областей ФРГ. «Мы с ним неоднократно встречались, – писал в своих мемуарах наш летчик. – Так вот, он согласился со мной, что «по-честному» он не сбил бы и десятой доли того, что есть на его счету...» Кстати, Попков вызвал немецкого аса на бой, сбросив сапог с запиской на аэродром, где базировались «птенцы Геринга»... А еще Виталий Иванович рассказал Быкову, как в 41-м предстал перед комдивом генерал-полковником Громовым. Молодых летчиков прибыло около сотни. Громов прошелся вдоль строя и спрашивает: «Ну, у кого есть боевые вылеты?». Все молчат. У Попкова был один боевой вылет – будучи инструктором Батайской школы, летал на прикрытие моста в Ростове-на-Дону – 1 час 34 минуты, но он храбро поднял руку. «Понятно, – сказал комдив, – тогда в бой идут одни «старики». Киношники эту фразу мигом вставили в название фильма.

100 граммов за сбитый

«Как-то в один из мартовских дней 1942 года почти весь полк улетел на задание, – вспоминал Попков. – На аэродроме остались только техники, молодые летчики и два самолета – комполка и комиссара. Как вдруг заходят для атаки немецкие самолеты: 2 бомбардировщика Юнкерс-87 и 2 мессера-109. Ближе всех к самолетам оказался я. Мгновенно вскочил в один из них и без парашюта, без летного обмундирования взлетел и ринулся в атаку. С первого же захода «завалил» тихоходного бомбера. Комполка в это время брился – так, в одной майке и взлетел. Но сбить немецкий самолет ему не удалось, потому что после моей атаки немцы ушли. Когда приземлился, летчики, чтобы подначить меня, выстроились в две шеренги – мол, приветствуют героя. Ну я им подыграл: прошелся чинной походкой, поблагодарил за оказанное доверие. Но 100 грамм не требовал – это уже киношники придумали. И тут к комиссару, который стоял со всеми в строю, подбежал разгоряченный командир полка и принялся его хвалить. А тот на меня показал, дескать, вот кого следует благодарить – сержанта Попкова. Командир сначала растерялся, а потом, улыбаясь, обратился ко мне: «Что ж ты остальных отпустил?». А я как чувствовал, что теперь моя судьба изменится, поэтому выпалил коронную фразу: «Вы, товарищ командир, своим нижним бельем всех немцев распугали». Этот эпизод тоже вошел в фильм...

Настоящий Маэстро – Виталий Попков.jpg

Войну дважды Герой Советского Союза Виталий Попков закончил в 23 года. Он обладал таким количеством наград, что при взвешивании стрелка весов показывала 8,5 кг! В последний раз Маэстро сел в кабину истребителя в 1997 году, когда ему исполнилось 75 лет. Тогда ветераны ездили в Америку, и заокеанские журналисты не могли отказать себе в удовольствии снять русского аса в кабине американского истребителя F-16. На вопрос, как ему машина, ответил: «Понравилась. Но наши лучше». А уж в самолетах генерал Попков толк знал!

Вечный дежурный по аэродрому

Кузнечик – образ собирательный. Частично, он писался с Виталия Попкова, частично – с летчика-истребителя Ивана Мокрого, о котором рассказывает Сергей Луганский в мемуарах «Небо остается чистым». Во многих полках в те годы летали ребята, похожие на лейтенанта Александрова из фильма «В бой идут одни старики»...

Лейтенант Александров  – Кузнечик.jpg

Помните эпизод, когда Кузнечик в первом же полете отличился – посадил самолет на брюхо, за что и был назначен вечным дежурным по аэродрому. Всё это полностью соответствовало действительности. Только от полетов летчика отстранили вовсе не за интерес к животному миру. Луганский записал рассказ Ивана Мокрого. «Я, выпускник летной школы, предстал перед командиром полка Василием Зайцевым. И тот, чтобы посмотреть, как я летаю, отправил меня в первый учебный полет. «Ну, сейчас вам покажу!», – думаю я. А тут еще девушки-связистки появились на аэродроме – посмотреть на новичка. Ну я и показал класс: пронесся на малой высоте прямо у них над головами, пикировал, в штопор входил, показывал и другие фигуры пилотажа. А надо было просто взлететь, сделать пару кругов и посадить машину. Приземлился, довольный собой – вот так удивил командира. А он мне разнос устроил: «Будешь дежурить по аэродрому, пока не посинеешь», – кричал он, а девчата, наблюдавшие эту сцену, хихикали. Вот я и дежурил за всех. А чтобы совсем не свихнуться от тоски по полетам, стал ловить кузнечиков. Так ко мне прозвище Кузнечик и прилипло...».

После того «косяка» на Ивана наложили взыскание: от полетов отстранить, ста граммов не давать, назначить вечным дежурным по аэродрому. И неизвестно, что сталось бы с молодым летчиком, если бы не случай. «Как-то под самый вечер на наш аэродром налетели четыре «мессера», – пишет Луганский. – Мы бросились по щелям. Положение безвыходное: любой самолет на взлете немцы собьют, как куропатку. Вот «мессеры» заходят на штурмовку. Пропали наши самолеты! И вдруг видим: Иван, размахивая руками, бежит сломя голову к ближнему ЯКу. А немцы уже поливают аэродром из пулеметов. Иван вскочил в кабину. Заработал мотор... Неожиданно ЯК задрался вверх навстречу пикирующему врагу, с дальней дистанции ударил из пулеметов – и «мессер», не выходя из пике, врезался в землю. Вот это номер! А Иван уже возвращался из боя. Он так мастерски посадил самолет, что позавидовали даже «старики». Вечером мы чествовали новоиспеченного аса. А через несколько дней за мужество и отвагу он получил орден Красного Знамени...».

Настоящий Кузнечик – Иван Мокрый.jpg

Иван Мокрый воевал в составе 146-го Гвардейского истребительно-авиационного полка. Погиб в июле 1943 года под Курском, таранив самолет противника.

Будем жить, Макарыч!

После того как фильм был запущен в производство, Быкову пришлось столкнуться с недовольством начальства, которое набросилось с критикой на актеров. Сколько нервов стоило Леониду Быкову утверждение на роль техника Макарыча – ленинградского артиста Алексея Смирнова! Тот был известен прежде всего как актер комедийного плана, а у Быкова ему предстояло стать фронтовиком. Узнав об этом, чиновники от кино резко воспротивились: «Не бывать этому! У него же тупое лицо!». Но когда Быков заявил, что откажется снимать фильм, если в нем не будет Смирнова, когда рассказал, что «актер с тупым лицом» – бывший фронтовик, вернувшийся с войны полным кавалером орденов Славы, вопросы отпали сами по себе. И отчество киношному технику Быков дал то же, что на самом деле носил Смирнов – Макарыч.

Алексей Смирнов.jpg

Старший сержант Алексей Смирнов командовал огневым взводом в 169-м минометном полку, прошел путь от рядового до лейтенанта. Как он воевал, можно прочесть в наградных листах: «9 апреля 1944 года в районе деревни Пилява после мощных артналетов два батальона противника при поддержке 13 танков перешли в атаку. Тов. Смирнов со взводом открыл мощный минометный огонь по немецкой пехоте. В этом бою огнем взвода было уничтожено: 4 станковых и 2 ручных пулемета, 110 фашистских солдат и офицеров. Контратака немцев была отбита. 20 июля 1944 года в районе высоты 283.0 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею. Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой с личным оружием. Батарея отбила нападение немцев. На поле боя осталось 17 гитлеровцев, Смирнов лично взял в плен 7 гитлеровцев». Один из орденов Славы Алексей Макарович получил за бой близ деревни Посташевице. «Товарищ Смирнов с тремя бойцами бросился на немцев и лично из автомата убил трех гитлеровцев и двух взял в плен. 22 января 1945 года, несмотря на интенсивный ружейно-пулеметный и артиллерийско-минометный обстрел, с расчетом переправил на себе миномет на левый берег реки Одер. Откуда огнем из миномета уничтожил 2 пулеметные точки в деревне Эйхенрид и до 20 гитлеровцев. 36-й артполк овладел деревней и плацдармом на левом берегу реки Одер...».

Во время одного из боев Смирнов был контужен, после долгого лечения в госпитале вернулся домой и решил освоить профессию актера. В 1946 году он был принят в труппу Ленинградского театра музыкальной комедии. О своих фронтовых заслугах распространяться не любил: «Ну, служил, ну, есть какие-то награды – так ведь в войну все отличились. А я ничего особенного не сделал». «Какими-то» были 11 боевых наград, среди них – ордена Славы, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги»...

Однажды во время гастролей в 1954 году по Астраханской области в городе Капустин Яр актеры театра увидели отдыхающих военных. Смирнов строевым шагом направился к одному из них и отрапортовал: «Товарищ маршал, разрешите доложить: лейтенант Алексей Смирнов!» – «Смирнов?.. Слышал-слышал. А что сейчас делаете?» – «Я артист, работаю у вас во Дворце культуры». – «Хорошо, вечером обязательно приду на ваш концерт». В тот день Жуков действительно пришел на выступление. Так весь театр узнал о заслугах своего коллеги.

В октябре 1978 года у Смирнова случился сердечный приступ. Он пролежал в больнице больше полугода. За это время никто, кроме Маэстро, его ни разу не навестил. Последний раз Быков приехал к нему 25 марта 1979 года. На прощание похлопал по плечу и сказал любимую фразу: «Будем жить, Макарыч! Будем жить!».

Маэстро и Макарыч.jpg

Спустя две недели Быкова не стало. Врачи не сообщили Смирнову о трагической гибели друга – боялись, что известие сломает его. Накануне 9 мая Алексея Смирнова выписали. В этот же день он накрыл стол для врачей и поднял первый тост «за своего друга Быкова», который снял такой душевный фильм о войне. Но выпить рюмку за здоровье так и не успел. Главврач обнял артиста и сказал: «Нет с нами больше Быкова...». Смирнов молча поставил рюмку, ушел в палату, лег на кровать и умер.

Герой Алексея Смирнова – пожилой техник Макарыч, который обслуживал самолет Маэстро, был реальным персонажем. Дошел до Берлина, после войны жил в Орле и работал на железнодорожном вокзале обходчиком. Когда бывший командир Виталий Попков проезжал через эту станцию, техник неизменно приходил встречать его и приводил с собой толпу односельчан.

Ахтунг, в небе «ночные ведьмы»!

В годы Великой Отечественной был необыкновенный полк – 46-й гвардейский, Таманский Краснознаменный ордена Суворова 3-й степени ночных бомбардировщиков, летавший на самолетах У-2 (с 1944 года – По-2). В полку мужчин не было – в основном девчонки 17-22 лет. Я не знаю, был ли во всей нашей авиации другое такое соединение, которое за три года боев сделало 24 тысячи боевых вылетов. В котором 25 летчикам и штурманам было присвоено звание Героя Советского Союза. Соединение, для которого строили деревянные взлетные полосы, в котором одновременно с боевыми действиями непрерывно обучали и вводили в строй новых летчиков и штурманов, и в результате его состав удвоился, несмотря на потери.

Маша и Ромео.jpg

Девушки совершали боевые вылеты только ночью. За раз они брали на борт около 300 кг бомб, иногда отказывались от парашютов в пользу пары лишних снарядов. Некоторые сгорали в самолетах, не имея возможности покинуть кабину... Каждая за ночь совершала 8-9 боевых вылетов. Зимой, когда ночи были длиннее, их количество увеличивалось вдвое. После этого девчонок относили в казармы на руках.

Сначала немцы презрительно называли У-2 «русской фанерой», но очень скоро окрестили Nachthexen: «ночные ведьмы», потому что шум от пролетающих самолетов был похож на звук метлы – «как ведьмина метла в ночи». Кроме того, самолет двигался практически бесшумно – заснувший ночью немец утром мог уже не проснуться, а заметить У-2 на радаре было невозможно. За сбитый У-2 асу люфтваффе вручали Железный крест... 46-й авиаполк прошел с боями от Донбасса, через Сальские степи и предгорья Кавказа, через Кубань и Крым с наступающими фронтами, Белоруссию и Польшу, дошел до Восточной Пруссии и окончил войну севернее Берлина.

Надя Попова.jpg

Помните девушек-летчиц, которые попадают в поющую эскадрилью? У младшей – Маши начался роман с лейтенантом Сагдуллаевым – Ромео. В конце фильма Маэстро с Макарычем стоят у обелиска с их фотографиями... Режиссер немного отступил от действительности. В реальной жизни героиня Ольги Матешко была не летчицей, а оружейницей – она погибла в конце войны. А вот вторая девушка, которую играла Евгения Симонова, – Герой Советского Союза Надежда Попова, была замкомэска легендарного полка «ночных ведьм», совершила 852 боевых вылета. Воевала на Украине, в Белоруссии, Польше, Германии... 

С будущим мужем – военным летчиком Семеном Харламовым, познакомилась в июле 1942 года – женский полк базировался на аэродроме 5-го ИАПа. Время от времени встречались, оба стали Героями Советского Союза: в феврале 1945-го звания им присвоили одним указом. Днем своей свадьбы считали 10 мая – расписались один за другим на стене Рейхстага: «Семен Харламов, Саратов», «Надя Попова из Донбасса». Когда, уже после войны, ветераны собирались на День Победы, Надежда Васильевна всегда строго следила за мужем, чтобы знал меру. И тогда супруг в шутку грозил ей: «Надежда, успокойся, а то я тебя второй раз похороню». Те, кто смотрел фильм «В бой идут одни старики», понимали, о чем речь. Так что история любви Маши и Ромео из кинофильма Леонида Быкова, в отличие от экранных героев, имела счастливое продолжение...

Надежда Васильевна Попова и Семен Ильич Харламов.jpg

«Прости, командир…»

Несколько изменил Леонид Быков и судьбу летчика Барабанова, роль которого в фильме исполнил Владимир Талашко. Помните момент, когда старший лейтенант Скворцов вышел из боя, Маэстро решил прибегнуть к «воспитательным мерам» – соврал, что заклинило оружие... «Серега, атакуй!». Ведомый пришел на помощь командиру и сбил «мессер». Этот случай на самом деле произошел в эскадрилье Сергея Луганского: «В жизни, когда Володя, испугавшись, в первый раз вышел из боя, я ограничился коротким разговором. Думал, пройдет, ведь на его счету уже было 9 сбитых. Но ребята из эскадрильи пригрозили: еще раз выйдешь из боя – сами расстреляем в воздухе. И вот снова вылет, и снова Володя ушел. Слава Богу, свои его не завалили. Он был очень расстроен, говорил, чтобы я отдал его под трибунал... Вечером мы пошли с Володькой на выпас, сели у костра, поговорили по душам. Я же знал, что он прекрасный парень, только сломался где-то, не выдержал напряжения. В следующий бой я взял его с собой ведомым. Стычка была жаркой, но Володя выдержал и сбил трех немцев...».

Серега Скворцов  (В. Талашко) и Маэстро (Л. Быков).jpg

Владимир Барабанов погиб в небе Украины. Возвращаясь с задания, эскадрилья наткнулась на немецкую колонну и пошла на штурм. Три захода утюжили врага как следует. И вот на последнем, четвертом, летчики попали под зенитный огонь. «Прости, командир!» – последние слова Барабанова были обращены к комэску. Самолет упал рядом с селом Коропчино. Крестьяне похоронили Володю рядом с самолетом. Через несколько дней наши войска отбили село у немцев, и летчика перезахоронили на сельском кладбище...

«Рассчитаться за Володю нам удалось очень скоро, – писал Сергей Луганский. – К тому времени господство нашей авиации в воздухе было полным, и мы иногда позволяли себе такие жесты: заявлялись на вражеский аэродром вчетвером или впятером – Телегин, Меркушев, Дунаев, Шутт, Корниенко, все Герои Советского Союза, и сбрасывали вызов: «Выходи драться. На взлете бить не будем». Вражеская служба наблюдения еще заранее предупреждала своих летчиков: «Ахтунг, ахтунг! В воздухе...» и далее шло перечисление наших фамилий. Немцы давно приметили наши машины...».

Владимир Барабанов и в жизни пел просто замечательно. Когда летчики приехали в Москву и увидели на стене Большого театра объявление о наборе вокалистов, они в шутку предложили Балабанову попробовать свои силы. И он с легкостью прошел конкурс: сотрудники театра были очень огорчены, когда перспективный певец отправился обратно в полк...

Леонид Быков снялся в 22 фильмах. На его счету 5 режиссерских работ. Не все гладко складывалось с властями, не было благополучия в семье... 12 апреля 1979 года, возвращаясь на своей машине с дачи под Киевом, Быков попал в автокатастрофу. Талантливый актер и режиссер трагически погиб на взлете карьеры в возрасте 50 лет. За три года до своей кончины он оставил письмо, в котором были такие строки: «Пусть кто-то один скажет слово «прощай», и всё. Не надо цирка, называемого «почестями». После этого «дерболызните» кто сколько может. А потом пусть 2-я эскадрилья врежет «Смуглянку» от начала и до конца». Как он и просил, на могиле Байкового кладбища в Киеве актеры, снимавшиеся в фильме, исполнили его последнюю просьбу – спели «Смуглянку». Плакали и пели…

Лилия Вишневская. В статье использована мемуарная военная литература


Просмотров: 558