Гузель Яхина: «Главное – чтобы меня читали!»

Гузель Яхина: «Главное – чтобы меня читали!»
11 Апреля 2018

14 апреля в очередной раз повсеместно пройдет Тотальный диктант. В этом году его автором стала известная писательница Гузель Яхина, чей роман «Зулейха открывает глаза» успел получить две престижные литературные премии: «Большая книга» и «Ясная поляна».

Этой зимой писательница впервые побывала в нашем городе: она приняла участие в конференции Тотального диктанта и провела несколько творческих встреч. Наш корреспондент расспросил писательницу о секретах творческой кухни и увлечениях, семейных ценностях и роли театра в жизни…

– Намерены посетить премьеру в «Старом доме»?

– Очень рада, что театр проявил интерес к роману, что эскиз спектакля, сделанный молодым режиссером Талгатом Баталовым в ходе прошлогодней лаборатории, не пропал. Я готова помочь Талгату, если понадобится. Но вообще считаю, что автор не должен вмешиваться. Я отвечаю за каждую букву романа. А за спектакль несет ответственность постановочная группа. Надеюсь, всё получится. Премьера назначена на 14 июня. Не могу обещать, что непременно приеду. Дело в том, что в эти дни будет проходить Книжный фестиваль на Красной площади, в котором я обязательно приму участие. Но если не получится в июне – с большой радостью приеду в Новосибирск потом.

К слову, один эскиз по «Зулейхе» я уже видела – летом 2016-го в Москве, на лаборатории, организованной Павлом Рудневым. Режиссер Искандер Сакаев над татарской частью романа работал две недели. 40-минутный эскиз спектакля был решен через статику – на голой сцене на стульях сидели четыре актера, использующие только голос, жесты и мимику. Текст романа был расплетен на актерские реплики. Было две Зулейхи – молодая и старая, вспоминающая, что было с ней в ссылке... До этого я уже видела постановку Искандера по книге Артура Соломонова «Театральная история» – совершенно потрясающую. Поэтому в случае с «Зулейхой» полностью доверилась режиссеру. Пришла только на сам показ, села в первый ряд – и получила огромное удовольствие.

– Автор инсценировки «Зулейхи» – Ярослава Пулинович. А почему не Гузель Яхина?

– Мне предлагали переделать роман в пьесу. Но я же ничего не понимаю в театральной драматургии! К тому же я и так довольно долго прожила с Зулейхой... Отказалась я и от написания 8-серийного сценария для телеканала «Россия» – пусть текст романа препарируют профессионалы. Ведь для того чтобы быть сценаристом, необходимо иметь быструю реакцию и гибкость мышления. А я долго рожаю каждую сцену, а потом о-очень долго и трудно что-то меняю в ней (улыбается). Было время, я семь месяцев работала на одном телепроекте. Поняла, что сценарист из меня никакой, и переключилась на написание второго романа.

– Есть ли у вас политические предпочтения?

– Предпочитаю не давать комментариев на политические темы. Что бы я ни сказала, это вызовет неизбежный раскол в обществе. Я предпочитаю объединять людей...

– Кстати, о консолидации. Вот уже 14 лет россиян объединяет такая ежегодная акция, как Тотальный диктант. Вы когда-нибудь писали его?

– Ни разу! Зато в детстве написала великое множество диктантов: моя бабушка была учительницей русского языка и много со мной занималась (улыбается). Предложение стать автором диктанта пришло ночью: в «Фейсбук» написала руководитель проекта Ольга Ребковец. Я тут же согласилась, и о сне дальше не было и речи!

Три части диктанта подготовила довольно быстро. Это отрывки из нового романа «Дети мои», который выйдет в мае. Тексты были серьезно доработаны командой Тотального диктанта – в сторону упрощения и сокращения. Особое внимание обратили на то, чтобы все три части были уравновешены по степени ошибкоопасности. Заодно я узнала новое для себя слово (улыбается). Были и горячие баталии по поводу правописания, но всё разрешилось мирным путем. Даже не представляла, насколько тщательно специалисты будут разбирать мой текст – каждое слово, каждый знак препинания рассматривался в сто луп!

Когда выбирали столицу апрельского диктанта, в длинном списке было 16 городов. По итогам интернет-голосования в финал вышли 5. Но победил Владивосток. С удовольствием поеду в этот город, где никогда не была! И 14 апреля буду болеть за всех пишущих диктант – мне бы хотелось как можно больше пятерок в этом году.

– О чем же ваш второй роман?

– События в нем происходят в 1916 – 1938 годы в Саратовской области. Главный герой романа – Яков Иванович Бах. Его необычный взгляд на многие вещи и составляет суть книги. История немцев Поволжья практически неизвестна. А в ней было немало ярких страниц – и до революции, и во времена Екатерины Второй.

Много ли у вас любимых писателей?

– С удовольствием назову несколько имен: Хемингуэй, Сент-Экзюпери, Достоевский. Из современных авторов, прежде всего, Людмила Улицкая. Люблю прозу Алексея Иванова. Он успешно пробует себя в очень разных жанрах, и складывается впечатление, что его книги написаны разными людьми! Романы Иванова «Золото бунта» и «Сердце Пармы» – просто обожаю! В книгу «Лавр» Евгения Водолазкина влюбилась со второй страницы, скачала себе на планшет – и не стираю. Превосходный текст – «Письмовник» Шишкина. Считаю настоящим шедевром «Время женщин» Елены Чижовой. Но, должна признаться, мало читаю художественную литературу – предпочитаю нон-фикшн. Если хотите сориентироваться в современной прозе, читайте посты и статьи Галины Юзефович и Анны Наринской. Они регулярно блестяще пишут о книжных новинках.

– Считаете ли вы, что принадлежите к женской прозе наряду с Еленой Чижовой, Мариной Степновой, Алисой Ганиевой, Анной Козловой, Людмилой Улицкой?

– Если считать, что женское проза – это тексты, написанные женщинами о женщинах и для женщин, то Улицкая и Чижова в этот ряд не вписываются. К примеру, Улицкая пишет интеллектуальные романы, интересные всем. Впрочем, пусть критики решают, кого на какую полку ставить (улыбается). Для меня главное – чтобы меня читали! Тем более что оценки «Зулейхи» очень разнятся. Чего только ни говорили о моей книге: лагерная проза, магический реализм, соцреализм, женский роман, просталинский, антисталинский...

– А вы как считаете?

– Пожалуй, соглашусь с одним из критиков, написавшим, что «история Зулейхи дает шанс осмыслить нашу историю без стыда».

– Вы написали два романа. Короткая проза вам совсем не близка?

– Я не очень уверенно чувствую себя в сочинении рассказов. Хотя они пишутся легко и быстро, за 7-10 дней. На сегодняшний день у меня четыре рассказа, два из них опубликованы. Есть еще эссе, напечатанное сперва в журнале «Сноб», а затем в коллективном сборнике «Все в саду», вышедшем в «Редакции Елены Шубиной». В одном из ближайших номеров журнала «Октябрь» появится мой новый рассказ «Юбилей». Мне очень интересно писать романы. Каждый роман – как запуск новой жизни. Это очень вдохновляет. Согласна с Василием Аксеновым: роман живет в писателе на правах дерева. И в процессе письма ты сильно меняешься сам.

– Ждать ли третьего романа Яхиной?

– Есть несколько идей. Но прежде предстоит понять, готова ли я посвятить 2-3 года жизни работе над новой книгой. Пока нахожусь не в том состоянии, чтобы сесть за письменный стол.

Гузель Яхина. Выпускница факультета иностранных языков Казанского государственного пединститута. С 1999 года живет и работает в Москве. Роман Яхиной «Зулейха открывает глаза» переведен на 29 языков, отрывки из него были впервые опубликованы в новосибирском литературном журнале «Сибирские огни» в 2014 году. В июне 2017-го в театре «Старый дом» состоится премьера спектакля «Зулейха открывает глаза».

Юрий Татаренко. Фото Виктора Дмитриева 


Просмотров: 925