Сергей Бидный: «Мы работаем по-честному, не делая скидку – слышат наши актеры или нет»

Сергей Бидный: «Мы работаем по-честному, не делая скидку – слышат наши актеры или нет»
15 Мая 2019

Три спектакля на жестовом языке увидели жители столицы Сибири


Новосибирск, Иркутск, Омск – именно в этих городах с марта по май 2019 года проходят гастроли уникального российского театра НЕДОСЛОВ. Театр неслышащих актеров получил известность не только в нашей стране, но и за рубежом. Его спектакли неизменно собирают аншлаги. В третий раз коллектив добивается поддержки Фонда Президентских грантов, и его нынешние гастроли проходят при поддержке Министерства культуры Российской Федерации.

Искусство на языке жестов

Сюжет в спектаклях, поставленный коллективом театра, помимо русского жестового языка, передается с помощью языка тела, а эмоции и чувства раскрываются через отточенную пластику. Действие завораживает, а актерская игра никого не оставляет равнодушным...

Первый спектакль, который увидели зрители на сцене «Красного факела», основан на песнях о Великой Отечественной войне, и называется он. «Здесь птицы не поют...». Соединение пластики и жеста рождает уникальный жанр, а тема и эмоциональность актеров трогают до глубины души.

– Жестовая песня среде глухих – история распространенная: человек, который исполняет песню, ее не слышит – он поет руками. Это мощный материал, который понятен всем и смотрится очень эмоционально, – рассказывает директор театра НЕДОСЛОВ Сергей Бидный.

«Малыш и Карлсон» поставлен по пьесе Софьи Прокофьевой, написанной по мотивам известной повести Астрид Лингрен. Веселый музыкальный спектакль идет с аншлагами во всех городах, куда его привозит НЕДОСЛОВ, и неизменно собирает в зале как детей с нарушениями слуха, так и юных слышащих зрителей.

Наконец, прекрасный танцевальный спектакль «Воля вольная», поставленный по мотивам рассказа Максима Горького «Маккар Чудра». Он понятен и школьникам, и взрослой аудитории, ведь его озвучивают дикторы по ролям. Этот пластический спектакль, в отличие от двух первых, играется на большой сцене.

СБ2.jpeg

– Изначально он со скрипом шел в нашем репертуаре, – рассказывает Сергей Бидный. – Слышащие не представляли, как они будут воспринимать спектакль на жестовом языке. А у неслышащих в принципе барьер непонимания: как это – ходить в театр? Потому что всю свою сознательную жизнь они в театр не ходили: не было ни сурдопереводов, ни подстрочников. Театр им был недоступен в принципе. А мы его делаем доступным!

СПРАВКА «Бумеранга». В 2019 году театру НЕДОСЛОВ исполнилось 16 лет. За это время его труппа создала более 20 пластических и драматических спектаклей. Среди них «Гамлета» Шекспира, «Женитьба» Гоголя, «Утиная охота» Вампилова. Если пластические спектакли для зрителей стали уже привычными и их легко можно понять без знания жестового языка, то драматические сопровождаются переводом – его осуществляют прямо в зале профессиональные дикторы. Много в репертуаре и музыкальных постановок. Во время их исполнения актерам помогает хореограф, который находится за зрителями в радиорубке и отсчитывает ритм.

Когда бывает Не До Слов…

На данный момент НЕДОСЛОВ – единственный в мире профессиональный театр глухих. Все актеры – выпускники Российской государственной специализированной академии искусств, единственного в мире вуза, дающего профессиональное театральное образование людям с нарушением слуха. О постановках, творчестве и о театре как явлении рассуждает директор НЕДОСЛОВА Сергей Бидный. 

– Расскажите, пожалуйста, в чем изюминка ваших постановок?

– Наверное, в том, что спектакли играются глухими актерами, а диалоги ведутся на жестовом языке. Всё это озвучивается профессиональными переводчиками и дикторами. Таких спектаклей на нашей планете посмотреть больше негде. Наш театр – единственный в мире, который играет спектакли на языке жестов. Мы много гастролируем, показываем самые яркие свои спектакли, проводим мастер-классы...

СБ3.jpeg

«За рубежом нет методик воспитания и профессионального обучения актеров, не имеющих слуха. Иностранцы не знают, как обучать. У них все для этого готово: социальная составляющая, бюджет. Но обучить глухих актеров, сделать их профессионалами на сцене пока не может никто. Если говорить о России, то в Москве есть еще один профессиональный театр. Но наш секрет в том, что слышащая постановочная группа – режиссер, художественный руководитель, прекрасно владеют жестовым языком и знают менталитет неслышащих людей. Всё это позволяет нам выйти на очень высокий уровень. По сути, мы вполне конкурируем с обычными профессиональными театрами...».

Директор театра НЕДОСЛОВ Сергей Бидный

– Что послужило толчком для создания театра?

– Как правило, хорошие театры так и возникают – по воле случая. В 2003 году в Академии был очень талантливый выпускной курс, ребята съездили на гастроли в Канаду и США, показали свой спектакль и поняли, что расставаться никак нельзя! Так из небольшой гастрольной труппы выросла студия, которая пополнялась выпускниками новых годов. Мы коммерческая небюджетная организация: живем сами по себе – тем, что заработаем, ищем, где нам помогут, не было возможности содержать стационарную труппу. Последние несколько лет мы вышли на определенный уровень и даже получаем гранты. Я с удовольствием об этом говорю – здесь мы только потому, что Фонд президентских грантов нас поддержал и финансировал нынешние гастроли. Это не в первый раз – мы ездили в Поволжье, сейчас готовимся к следующему туру.

СБ4.jpeg

– Новосибирску, да и другим городам, удаленным от центральной части России, такие гастроли очень нужны. А зачем они вам?

– Наша важнейшая миссия – показать неслышащим людям, что такой феномен есть. Недавно мы вернулись с Ямала. После одного спектакля к нам подошла мама неслышащей девочки, благодарила нас, плакала: «Теперь я знаю, какое будущее может быть у моей девочки, альтернативное тому, что есть сейчас». Понимаете, после школы у большинства таких детей нет иной возможности зарабатывать себе на жизнь, кроме как поступить на заводы в специальные цеха. А побывав на наших спектаклях, они знают, что могут заниматься творчеством. Театром! Да и для наших актеров очень важно знать и чувствовать, что они востребованы. Мы собираем полные залы, а потом читаем отзывы о наших спектаклях в соцсетях. Очень приятно, когда люди подходят и говорят теплые, задушевные слова, просят приезжать еще и еще. Всем нам, нашему обществу это нужно.

– Ваши актеры тоже учатся 5 лет?

– Да, курс рассчитан на 5 лет, как и в любом театральном вузе. Но есть обязательное подготовительное отделение. Студентам нужно понять, что это за профессия такая – актер театра. Ведь уровень образования у глухих людей гораздо ниже, чем у их слышащих сверстников. Поэтому чтобы дойти до понимания, к примеру, Горького, с ребятами нужно дополнительно много работать.

– А сколько времени занимает подготовка нового спектакля?

– Если говорить о «Воле вольной», – это один из самых старейших в нашем репертуаре спектакль. Он вырос из дипломной работы. Подавляющее большинство актеров, которые сейчас его играют – из того самого выпускного курса. Конечно, за это время произошли какие-то вводы, в него влились новички. Сам спектакль готовился несколько месяцев. А вообще в среднем подготовка спектакля занимает три месяца. В отличие от обычного театра, срок увеличивается, потому что нам весь текст необходимо сначала перевести на жестовый язык, затем его отредактировать. А это сделать совсем не просто.

СБ5.jpeg

– Чем вам приглянулась сцена «Красного факела»?

– В своей творческой жизни мы заезжали на разные площадки. Сначала нас вполне устраивали ДК. Потом поняли: если мы профессиональный театр, то и работать должны на профессиональной сцене. Теперь, приезжая в разные города, мы обращаемся в лучшие театры. Конечно, это субъективно, но я посчитал, что «Красный факел» – лучший театр в Новосибирске. Спасибо огромное Александру Прокопьевичу Кулябину за гостеприимство. Это были самые простые переговоры в моей жизни – когда он узнал, что мы собираемся в Новосибирск, он тут же согласился предоставить нам сцену.

– У нас тоже идет спектакль на языке жестов...

– Мы знаем, что в репертуаре «Красного факела» есть «Три сестры» в постановке Тимофея Кулябина. С этим спектаклем театр приезжал в Москву и получил за него «Золоту Маску». Наши актеры ходили на один из показов. Но, судя по их ощущениям, пусть это и нелицеприятно выглядит, жестовый язык им, профессиональным носителям, был непонятен. Все мы понимаем, что «Три сестры» сделаны не для глухого зрителя – спектакль больше стилистический. И мы с Александром Прокопьевичем это обсуждали. Тем не менее, ваши актеры проделали титаническую работу. Только мы можем понять, насколько это было сложно. Даже несмотря на то, что работали с консультантами, вот так вот взять и с кондачка начать изъясняться на языке жестов... С этим нужно жить долгие годы, чтобы потом научиться владеть им на сцене.

– Какая награда для вас, как для руководителя театра, самая большая?

– Конечно, отзывы зрителей. Мы с удовольствием выслушиваем и театральных критиков, и простых людей. И в соцсетях очень внимательно читаем отзывы, интересуемся, что пресса о нас говорит. Мы работаем по-честному, не делая скидку – слышат наши актеры или нет. Поэтому для нас очень важны профессиональные отзывы. Это самая большая награда. После, конечно, Гран-При международных фестивалей, которые в нашем арсенале тоже есть.

СБ6.jpeg

– А почему ваш театр называется НЕДОСЛОВ?

– Во-первых, чтобы искусство понять, не всегда нужны слова. А во-вторых, люди, которые смотрят нас, порой подходят после спектакля и не могут выразить словами свой восторг. Им просто Не До Слов...

«Эмоциональное отсутствие на наших спектаклях – крайне редкая вещь. Потому что ребята сами настолько выдают вовне, что этим заражаются каждый раз и зрители, и я тоже. Я каждый раз смотрю и ощущаю те же самые эмоции, что и в первый, и во второй раз. Именно из-за их отдачи: очень мощная энергетика у актеров...»

Директор театра НЕДОСЛОВ Сергей Бидный

Лилия Вишневская. Фото автора


Просмотров: 64
Астра-Мед