Михаил Жигалов: «Персидская сирень» – эту пьесу написали специально для нас с Лией…

Михаил Жигалов: «Персидская сирень» – эту пьесу написали специально для нас с Лией…
9 Ноября 2012

Совсем недавно Дом ученых Академгородка принимал гостей, пришедших посмотреть на Лию Ахеджакову и Михаила Жигалова в трогательной комедии «Персидская сирень». Неторопливый рассказ о пожилых и одиноких людях, у которых, тем не менее, хватает интереса к жизни, окружающему миру и друг к другу. Трагикомедия «Персидская сирень» соткана из вызывающих светлую грусть по ушедшим временам ниточек – маячков прошлого: запах духов «Красная Москва» во флаконе в виде Кремля, почтовые конверты с зайчиком и нарядной новогодней елочкой, молочные бутылки с крышечками из фольги и мороженое стоимостью 10 копеек… Для героев Ахеджаковой и Жигалова эти вещи не просто вехи ушедших лет, а напоминание о временах, когда они были молоды и здоровы, когда все их близкие были живы… На этот спектакль хочется привести родителей и сходить самому еще раз.

Под занавес артисты танцуют зажигательную румбу, слезы зрителей высыхают, и кажется, что все самое прекрасное и замечательное в жизни еще впереди. Впрочем, ведь так оно и есть?

После спектакля усталых актеров с трудом удалось уговорить на интервью: Лия Меджидовна уже много лет крайне неохотно встречается с журналистами, а Михаил Васильевич сразу предупредил: «Давайте, задавайте свои вопросы, но только хорошие и интересные, чтобы отвечать было интересно!»

- Расскажите, пожалуйста, о спектакле «Персидская сирень». Вы играете его давно с Лией Меджидовной. Не было никаких замен, никто в него не вводился?

- Эта пьеса и написана для нас. Мы любим сам спектакль. Наш друг – Николай Коляда – подарил нам эту пьесу. Во-первых, это хорошая литература. Вы обратите внимание, ведь это показатель: здесь есть цитаты Горького, Окуджавы, Чехова, и они выглядят совершенно органично. Во-вторых, как-то так получилось, что подобралась очень хорошая команда. Замечательный режиссер Боря Мильграм, известная художница Алла Коженкова, Асаф Фараджев, который много лет работал с Романом Виктюком. Ситуация была смешная: у нас не было денег, время было такое, но все эти люди – наши друзья. И мы предложили: начнем, сделаем спектакль, будем играть и потихоньку со всеми расплатимся. Нам сказали: «Не вопрос!» Фактически мы все делали в долг. Единственно, так это нужно было арендовать помещение на выпуск, сшить костюмы, в том числе платье для Лии (надо сказать, Лия Ахеджакова в спектакле одета в замечательное сюрреалистическое платье из красно-синих лоскутков и очень напоминает в нем разноцветного ежика – прим. авт.), сделать декорации с фокусом, когда почтовые ящики превращаются в кусты сирени. Здесь никуда не денешься – рабочим надо заплатить деньги. Потом какое-то время мы играли, ничего за это не получая. Николай Коляда любил говорить – мол, ребята, ничего мне от вас не надо, дарю, но мы возражали: «Заработаем и отдадим». Мы любим «Персидскую сирень» и, как ни странно, чем старше становимся, тем словно ближе к персонажам. Да и вообще, мы – актеры не той породы, чтобы позволять себе халтурить.

- Хочу поблагодарить Вас и Лию Меджидовну – спектакль просто гипнотизирует, я глаз не могла оторвать от Вашей пары все действие, это такой профессионализм!

- Мой большой друг – доктор, и когда я восхищаюсь его талантами, всегда говорит: «Кто на что учился!»

- В январе 2012 г. у Лии Меджидовны была травма, даже на какое-то время были отменены выступления. Пострадало ли от этого качество спектакля?

- Да. Раньше у нас гораздо энергичнее был танец в финале – румба, а сейчас у Лии болит коленка. Планируем найти балетмейстера, который ставил нам этот танец, чтобы сделать его полегче. Я не знаю, будет ли Лия делать операцию – пока непонятно. Это у нее не из-за травмы, она лишь усугубила ситуацию, потому что коленка давно уже болела. Дай Бог, обойдемся консервативным лечением. Так что, кроме этого – никаких потерь.

- Вы много работаете, снимаетесь в сериалах, ездите по стране со спектаклями… Расскажите, пожалуйста, как Вы все успеваете?

- Я, в основном, больше езжу даже не по стране, а за рубежом. Это длинная история: так получилось, что 12 лет назад в Москве на Чеховском фестивале решили закладывать в его бюджет деньги на собственную постановку. И приглашать на эти постановки лучших европейских режиссеров. Они пригласили Петера Штайна с «Аристеей» и «Гамлетом», а в 2000 году – Деклана Доннеллана. Это англичанин, который входит если не в пятерку, то точно в десятку лучших европейский режиссеров. Причем, он приехал ставить «Бориса Годунова», не больше и не меньше. Тогда я туда и попал. После этого он поставил еще 3 спектакля: «Двенадцатую ночь», «Три сестры», «Бурю». И вот с этими спектаклями мы ездим по всему миру.

- Вы играете на русском языке?

- С субтитрами – так весь мир работает. Висит табло, перевод – очень удобно. Не знаю, как у вас, а у нас в Москве или Питере, когда приезжает опера, все поют на языке оригиналов.

Но мы гастролируем не только по Европе: например, в конце этого месяца едем на 2 недели в Испанию. Да и объехали уже много: Англия, Франция, Венесуэла, потом Аргентина, Бразилия, Чили, Австралия, Новая Зеландия, Япония, Корея…

- Где Вы берете энергию на все это, ведь одни перелеты чего стоят?

- Пока хватает. Деклан Доннеллан каждый раз проводит кастинг, но мы, несколько человек – Игорь Ясулович, Саша Феклистов, я, Андрюша Кузичев – участвуем во всех спектаклях. Он нас приглашает и мы, конечно же, соглашаемся. Поэтому все мои поездки по стране – они только в промежутках между зарубежными гастролями. Вот этой зимой мы, например, должны ехать в Чили, Уругвай.

- И еще один вопрос: что из последнего Вам понравилось, зацепило – в театре, литературе, кино?

- На спектакли я хожу редко. Во-первых, потому что некогда, во-вторых – я придирчив чрезвычайно. Я себе не позволяю халтурить и в других этого не терплю. В России у нас турне, один день – один город – один спектакль: Томск, Кемерово, Новосибирск, Академгородок, а потом домой. Когда играешь за границей, например, турне по Соединенным Штатам, то по неделе-две живешь в каждом городе. Неделю отыграли в Нью-Йорке, потом две в Чикаго, немного в Аризоне и еще 10 дней в Сан-Франциско. Так что, даже успеваешь перевести дух и посмотреть чужие спектакли. А когда смотришь их, не зная языка, то сразу видишь все огрехи, неточности и отсутствие связок. Это здесь вы многое нам прощаете, потому что нас знаете. А когда я смотрю чужую игру, то, как профессионал, больше обращаю внимание на технику и стиль игры, нежели на сюжет. Это все держит в тонусе.

Из книг: сейчас читаю Хайнера Мюллера, сборник его пьес и новелл. У него замечательные новеллы, и я буквально «проглатываю» одну за другой –так что, всем рекомендую.

Беседовала: Анна Сызранова


Просмотров: 2516