Элла Давлетшина: «Автор в документальном кино значит так много!»

Элла Давлетшина: «Автор в документальном кино значит так много!»
7 Февраля 2018


Свой юбилей отметила режиссер-документалист Элла Давлетшина – один из самых известных кинодеятелей Новосибирска. Уже 20 лет она организует международный смотр документального кино «Встречи в Сибири», продолжая при этом снимать и собственное кино.

С режиссером, празднующим свой юбилей вместе с юбилеем своего детища – «Встреч в Сибири», мы поговорили о жизни и о кино.

– Как начинается кино в жизни? С похода в кино, как у нашего замечательного режиссера научно-популярных фильмов Леонида Сикорука? Или это были детские впечатления, а может быть, уже не детские?

– Первое свое кино я сняла в пять-шесть лет (смеется). Я и камеру-то держать правильно еще не могла. Но уже тогда поняла, что мне нравится наблюдать за людьми, угадывать, кто они. До пяти лет жила в Москве, а потом в Уфе. Помню, что стою на остановке, долго стою, тогда автобусы ходили нечасто, и вдруг мне становится интересно! Смотреть на людей интересно! Интересно слушать и понимать, что это за мир.

Давлетшина 1.JPG

«Документальное кино – в природе детей. Дети – большие документалисты. Они запоминают, как люди говорят, как жестикулируют. Реальность запоминают! Хотя мы считаем, что у них одни сказочки на уме. Обратите внимание: многие люди любят в детстве смотреть в окно, а там идет жизнь, обрамленная с четырех сторон... Ведь это и есть кадр. Сюжеты большие и маленькие. Какие-то обрывки разговоров, стук, звон…– то есть, даже фонограмма присутствует...».

Режиссер-документалист Элла Давлетшина

– Но все-таки первой любовью была литература?

– И да, и нет. На самом деле первой любовью был театр. Я поехала после школы поступать в Ленинград в театральный институт на режиссерский факультет. Но по молодости лет и прочим причинам меня не взяли. Я посмотрела, что рядом, и решила, что мне нравится Ленинградский университет. Кстати, потом никогда об этом своем решении не пожалела. Хотя в итоге проводила большую часть времени в театральном институте на Моховой – там был прекрасный мастер! Но обучение на филологическом факультете ЛГУ дало мне очень многое. Профессора были уникальные и студенческая компания потрясающая. Мы учились друг у друга. Даже поездки на картошку были замечательные. Меня выдвинули в повара, и представляете, я кормила картошкой Михаила Веллера, будещего известного прозаика, а тогда просто Мишу. Мы слушали поэзию Татьяны Калининой, потом написавшей много прекрасных стихов и текстов песен, например, в фильме «Паганини» – «Дорога без конца», помните?

– А сейчас что-то всплывает в памяти из ее строк?

– Много у Калининой прекрасных серьезных стихов, например, из фильма «Синяя птица». «В печаль матерей, как в зеркало, спешите вглядеться. При свете седых фонарей еще светлей вчерашнее детство...». А вот и шутливые: «Мы помним, как ночной порою навстречу прозвучавшим «Ах!» лицо башкирского покроя светло маячило в дверях». Это обо мне.

давлетшина 2.jpg

– Как же появилось в этой жизни кино?

– Всё решает любовь. Я влюбилась в оператора Сергея Лаврентьева, как раз тогда заканчивавшего ВГИК. И судьба пошла по-другому. Корпункт Ленинградской студии документальных фильмов в Вологде, блестящая команда этой студии, ее расцвет, общение с Павлом Коганом, Людмилой Станукинас, Николаем Обуховичем, Михаилом Литвяковым... После этого поступила во ВГИК. Моим дебютом был сценарий к фильму «Виктор Астафьев». Картина была снята на ЛСДФ, режиссер Михаил Литвяков, оператор Николай Волков. Это был первый фильм об Астафьеве. Он жил тогда в Вологде, мы дружили, ему не было еще и 50 лет. Он хотел вернуться на родину. В фильме снят как раз тот период, когда Виктор Петрович собирался уезжать в Красноярск, и его первый год в Красноярске. Следом судьба забросила нас на Красноярскую киностудию. Тоже место легендарное. Скажем, известный документалист Сергей Мирошниченко первый свой серьезный фильм сделал именно в Красноярске.

– То есть в документальном кино всё начиналось даже не с режиссуры, а со сценаристики, с редакторской работы в том числе?

– Да, я ведь поступила во ВГИК на сценарный факультет, уже работая на корпункте, снимая вместе с мужем сюжеты для кинохроники в Вологде. Автор в документальном кино значит так много! Я четко это поняла, когда познакомилась с Леонидом Гуревичем. Он – великий сценарист, автор многих замечательных фильмов. В Новосибирске, например, Валерий Соломин снял с Леонидом Гуревичем фильм «Шоферская баллада» – классика документального кино! И автор, и редактор в документальном кино нужны непременно! Я защищала диплом во ВГИКе как сценарист, как автор фильма о Викторе Астафьеве. Была и редактором. Потом стала автором-режиссером.

– Наверное, были фильмы «проходные», которые нужно было сделать, потому что есть госзаказ, план. А были и такие, о которых можно сказать: «Вот этот фильм – мой»?

– Вы знаете, в кинохронике тоже были прорывы, но это другой жанр. Я думаю, что первый из таких, абсолютно «моих», был фильм, который мы снимали с моим мужем Сергеем Лаврентьевым году в 1994–1995. Он назывался «Есть ли жизнь на Земле?». На зарубежных фестивалях за эту работу мы получили первый приз.

– Это была уже Новосибирская история. А почему, кстати, переехали в Новосибирск?

Давлетшина 3.jpg

– Алла Ивановна Мамонтова, яркий и сильный директор, взяла и вызвала меня с мужем из Красноярска работать на «Западно-Сибирскую студию кинохроники». Просто посмотрела фильм про Астафьева и так решила. Я не жалею об этом, не жалею о том, что живу вдали от столиц. Здесь в провинции документалист глубже погружен в жизнь. Именно здесь я увидела образец для подражания и сняла о нем фильм. О выдающемся дирижере Арнольде Михайловиче Каце. Он создал в Новосибирске потрясающий оркестр мирового уровня и был его главным дирижером свыше 52-х лет. И был еще один важный момент: здесь я попала в компанию профессионалов. Это был период, когда на Свердловском фестивале документального кино из года в год выбор при вручении главного приза варьировался только между двумя режиссерами – Шиллером или Соломиным (смеется). Много замечательных документалистов работало здесь, в Новосибирске. Мне было интересно с ними.

– Однако во второй половине 1990-х жизнь в документальном кино Новосибирска замирает. И только в начале XXI века она начинает возрождаться. В том числе благодаря «Встречам в Сибири»...

– Просто в какой-то момент я поняла, что хорошее зарубежное документальное кино можно и нужно смотреть в Новосибирске. Что можно сделать так, чтобы сюда приезжали мастера из-за границы. Первые «Встречи в Сибири» мы вообще могли проводить в любом зале, в любом месте – за нами бы пошел зритель куда угодно! Ведь не было Интернета, не было доступа к зарубежным фильмам. И еще: «Сибирь» была магическим словом. И многие фильмы для показа тогда нам давали бесплатно.

– А сейчас, после двадцатых «Встреч в Сибири», что для вас самое главное? С чем связано будущее: со съемками собственных фильмов, со «Встречами»?

– Для меня сейчас самое главное – это то, что мы совместно с мэрией Новосибирска создали Дом документального кино и музей документального кино. Хотя пока этоне дом, а, скорее – «квартирка». Но все равно за этим будущее. Здесь, в центре города, на Романова, 26, мы собираем фильмотеку документального кино, фильмы наших новосибирских режиссеров, устраиваем показы старых выпусков кинохроники, приглашаем героев этих выпусков и соединяем экранную реальность с нашей сегодняшней жизнью.

Алексей Кожемякин


Просмотров: 893