Добрый человек

Добрый человек
19 Апреля 2019

Многие из вас, дорогие читатели, уже знакомы с творчеством Виктора Михайловича Житинкина. Его рассказы «Визит» и «Счастливая Настя» мы публиковали на нашем сайте. Теперь пришло время поближе познакомиться с этим необычным человеком и необычным писателем. Он удивляет читателей – своей неординарностью и странной привлекательностью стихов. Он удивляет окружающих, которые до сих пор не могут найти ему подходящего места в привычной схеме течения жизни – своей неуемной жизненной энергией... Виктор Михайлович – пенсионер. Он воспитывает внуков, ведет активную общественную работу, рисует, пишет стихи и прозу... Сегодня своими воспоминаниями о самых светлых моментах своей жизни он делится с нами.

Начало

Маленький Витя очень любил рисовать, и на свой четвертый день рождения был одарен альбомом для рисования и большой коробкой карандашей. От такого подарка мальчик был без ума и потому очень быстро разобрался с альбомом, нарисовав на каждом листе по цветной спирали... Так начинает свой рассказ мой собеседник.

– Когда учился в школе, тяга к рисованию только усилилась. Первой моей картиной были «Богатыри в дозоре», выполненные в моем представлении. Рисовал я ее долго, работа шла на конкурс. В итоге я, четвероклассник, получил за нее второе место и в награду был поощрен книгой «Приключения Буратино». Моей радости не было предела!

Учась в седьмом классе, Виктор стал рисовать масляными красками. Так на свет появилась большая картина с изображением Черноморского побережья Крыма. Для нее отец специально соорудил красивую рамку и водрузил Витин «шедевр» на стену в спальной комнате. Когда в доме появлялись гости, он обязательно приводил их в спальню и показывал картину, сообщая всем присутствующим о том, чьей рукой она была написана.

– Ко времени окончания школы во мне созрело желание серьезно учиться рисовать и посвятить этому всю свою жизнь. Желание это крепло изо дня в день, – признается Виктор Мизхайлович. – Вся наша большая семья была морально подготовлена к тому, что я надолго уеду из дома, чтобы обучаться этому великому искусству. Но из этой затеи ровно ничего не получилось...

5.jpg

В день, когда парню предстояло сдавать свой первый выпускной экзамен, скончался глава семейства. Отец умер неожиданно, на рассвете, когда первые лучи солнца едва коснулись облаков. В то утро класс писал сочинение, за которое Витя получил тройку в аттестат. Пришлось довольствоваться местным политехом.

Агнесс

Много всего случилось за последующие два десятка лет. Уход из технического вуза, учеба в Новосибирском военном училище, служба в ГСВГ, первая и последняя встреча с Агнесс – родной племянницей Виктора, дочерью его старшего брата Владимира. Девочка родилась в ГДР и жила там со своей мамой... Все эти события, произошедшие с Виктором Житинкиным в те давние годы, описаны им в повести «Агнесс».

– Я тогда проходил службу в Группе Советских войск в Германии. Однажды во время отпуска, находясь в гостях у брата, я впервые услышал его историю. Володя умолял меня съездить к его бывшей девушке Ренате, поговорить с ней и разузнать всё о ее семье. «Посмотри своими глазами на мою дочь, на ее маму, запомни всё-всё, что ты увидишь там. А потом мне расскажешь: как живут они, как выглядят, как их настроение». Я заверил, что найду время и непременно побываю у наших немецких родственников...

1.jpg

Вскоре у Виктора действительно образовалась командировка в Хагенов. По пути туда, всю дорогу, молодой советский офицер душой переживал будущую встречу с племянницей и ее мамой, волновался очень сильно: захочет ли вообще Рената разговаривать? Встреча состоялась. Она была очень сложной и одновременно трогательной.

– Я оказался единственным человеком, который воочию видел Агнесс, мою родную племянницу, целовал ее ручонки и никак не мог наглядеться на эту высокую стройную девочку, белокурую и голубоглазую, очень похожую на своего отца – моего брата Владимира. А на прощание Рената подала мне в руки большой белый конверт, сказав при этом: «Там письмо и две фотографии Агнесс. Это всё, что мы можем передать отцу Агнесс. Большая просьба: не совершайте больше подобных визитов к нам. Мы наладили свою жизнь. Агнесс до сегодняшнего дня не знала, кто ее отец. Мне пришлось ей рассказать. Думаю, что она всё правильно поймет и не осудит меня. Она умная девочка. Прощайте!». Я остался стоять на дороге, а они всё удалялись и удалялись. Остановились, Рената что-то шепнула дочке. Агнесс кивнула головкой и побежала, возвращаясь ко мне. Остановилась, оперлась о мою грудь, поднялась на цыпочках и поцеловала меня в щеку. «Это – для моего папы!» – сказала и убежала, догоняя свою мать. Стояла отвратительная погода, большими хлопьями валил мокрый снег. Он таял на плечах шинели и на фуражке, стекая мерзкими холодными ручейками за шиворот. Было 17 января 1978 года. Больше я никогда не видел Агнесс, да и никто из нашей семьи так и не смог увидеть ее...

Творческая личность

В армии Виктор Михайлович служил недолго. По его словам, нашлись люди, при помощи которых была испорчена вся карьера военного. И он ушел на гражданку. К этому времени у моего собеседника уже сложилась собственная семья: жена и две дочери – Варя и Оля. Местом жительства выбрали Сибирь. Трудно было привыкать к гражданской жизни, но пришлось. Время шло. Девочки выросли, окончили школу, получили высшее образование, вышли замуж. У Виктора Михайловича появились внуки. Сегодня вся большая семья Житинкиных живет в Новосибирске, а точнее – в Советском районе города Новосибирска.

2.jpg

Выйдя на пенсию, Виктор  Михайлович оказался в раздумье: чем заняться с пользой для всех? И однажды судьба свела его с очень интересным человеком – доктором исторических наук, главным научным сотрудником института Археологии и этнографии Фирсом Федосовичем Болоневым.

– В разговоре, когда я, сетуя на скуку, рассказал ему историю из жизни и моих знакомствах в Германии, он, крепко подумав, спросил: «А не взяться ли тебе, мил человек, за ручку да бумагу? Ты очень правильно излагаешь свои мысли, интересно рассказываешь свои истории. Советую попробовать себя на этом поприще. Изложи-ка всё сказанное на бумаге, оставь вечную память о своей жизни. Да-да! Это – вечно!»...

– Сначала я не придал значения его словам, – продолжает мой собеседник. – Но, подумав, купил многоцветную шариковую ручку – тогда были такие, общую тетрадь в девяносто шесть листов. И принялся за работу. В итоге была написана первая повесть под названием «Долгая дорога в никуда». И стукнуло мне в тот год ни много ни мало – 65 лет.

Вскоре повесть была напечатана в журнале «Новосибирск» №23/1. Это вдохновило новоиспеченного писателя, и он с воодушевлением взялся за дело. Его рассказы публиковались в журнале «Новосибирск», альманахе «Сборник произведений писателей Сибири»...

– В это время моя семья разрослась до десяти человек, – рассказывает Виктор Михайлович. – Гонораров за написанное, в отличие от прежних времен, не полагалось. И пришла в голову шикарная мысль – я решил тряхнуть стариной и начать помаленьку рисовать. Может, что получится? Избрал импрессионизм и в его духе стал рисовать небольшие, но яркие картины. Людям они нравились, порой даже просили продать, что я и делал. Так что на карманные расходы и на приобретение красок и всего прочего, необходимого для рисования, мне хватает. Иногда меня поправляют, мол, это неправильно говорить о картинах – «рисую». А у меня в оправдание есть ответ: «Пишут картины художники, и я пишу, но только рассказы и повести. А картинки – именно рисую...

7.jpg

К настоящему времени в домашней галерее Житинкиных около пятидесяти ярких и жизнерадостных картин.   

Старичок – боровичок

Интересно рассказывает мой собеседник – просто заслушиваешься. А читаешь его рассказы – зачитываешься. Есть истории, от которых сердце заходится, и такие, от которых становится радостно на душе. И удивительно необъяснимые, а оттого – немножко мистические. Как, например, «Встреча в лесу».

– Однажды, будучи начальником домоуправления на Шлюзе, я пешком отправился через лес в Академгородок – по работе. Решил заодно и грибочки посмотреть, – рассказывает Виктор Михайлович. – По дороге, на большой поляне в лесу, встретился со странным человеком – старичком невысокого роста, одетым по старинке. Он посмотрел на меня своими голубыми и совсем еще нестарыми глазами, улыбнулся и сказал:

– Добрый вы человек! Доброта так и струится из ваших глаз! То, что вы сегодня должны сделать, обязательно получится!

– Спасибо на добром слове, – ответил я и пошел дальше, но оглянулся, чтобы помахать ему рукой. А позади уже никого не было: убежал что ли?

В конторе Треста я встретился с одной из своих сотрудниц. Эльвира Андреевна была гораздо старше меня и имела большой жизненный опыт. За чашкой чая я рассказал ей о своей встрече в лесу, она заулыбалась и рассказала мне:

– И раньше, еще при строительстве Академгородка, этого человека встречали в лесу, только не всем было дано его увидеть. Судя по вашим описаниям, это он и есть. А глаза его и тогда были голубыми, голубыми и совсем не старыми. Он являлся только добрым и безобидным людям. Только мне не довелось ни разу с ним повстречаться. Жаль! Считалось за счастье встретить его в лесу. И звали его в народе – «Старичок-боровичок».

Она помолчала, а затем спросила:

–- Вы зачем пришли-то?

Я рассказал ей о своих проблемах. В очень короткий срок она помогла мне от них избавиться. И помог мне, видать, сам Старичок-боровичок. Спасибо ему за это!

Внуки

В семье Виктора Михайловича три внучки и один внук. Как рассказывает мой собеседник, когда малыш чуточку подрос, он постоянно находился рядом с сестрами. Вся семья с любовью наблюдала за их поведением: за их совместными играми, как они ведут себя. за обеденным столом.

– Все старшие родственники были без ума от них, но мне казалось, что больше всего любил их я. В душе я поклялся сам себе, что обязательно напишу о них или хороший рассказ, или красивое стихотворение. Я не особенно торопился с исполнением данного себе самому слова, но однажды на меня что-то нашло, и я за один вечер всё-таки создал свой «шедевр».

4.jpg

Внук и внучка по гороскопу «Козероги», и дни рождения у них следуют один за другим. Чтобы не повторять прочтение этого стихотворения дважды, я решил подарить его детям на Новый год. Первого января я прочел свои стихи в присутствии всех членов семьи. Взрослым они очень понравились, но дети – на то они и дети! – лишь улыбнулись, а буквально через минуту стали потрошить свои подарки от Деда Мороза. Но у всех в памяти они всё-таки остались – эти первые мои стихи...

Внуки

Тихо в доме, внуки спят,

За день притомились,

Ровно носики сопят,

В спальню сны явились.

В тихой дреме бродят сны,

Задремала кошка,

В темном небе лик луны

Дремлет за окошком.

Пусть приснится сон чудесный

Маленьким внучатам,

Только малыши, известно,

Вырастут когда-то.

 

Поутру, протаяв льдинку,

Внучка увидала:

Птичка села на рябинку

С грудкой ярко-алой.

Быстренько, надев пальтишко,

Сунув ноги в валенки,

Выбежал во двор мальчишка,

Внучек самый маленький.

Посмотреть хотел он птичек.

Экая забава –

Словно аленький цветочек,

Грудка полыхала.

С вечера играли в прятки

И смеялись звонко

Наши славные ребятки:

Мальчик и девчонка.

Наигравшись, к самой ночи

Малыши устали,

Но про аленький цветочек,

Всё же вспоминали.

Бабушка, пригладив Мурку,

Песенку им спела,

Как на теплую печурку

Кошечка присела.

Тихо носики сопят,

Еле дрогнет пальчик.

На подушках тихо спят

Девочка и мальчик...

Спасибо вам Виктор Михайлович, за ваши чудесные рассказы и картины. И пусть у вас будет еще много-много дней впереди!

Лилия Вишневская. Фото из архива семьи Житинкиных


Просмотров: 195
Ирина-Богушевская-А4-верт_кр_.jpg
09_846_астра-мед.jpg
Сказка про 3 поросят.jpg
3 октября.jpg