Владимир Гусев: «Рано или поздно мы начинаем задумываться о своих корнях и возвращаемся к духовным истокам»

Владимир Гусев: «Рано или поздно мы начинаем задумываться о своих корнях и возвращаемся к духовным истокам»
3 Мая 2017

17 мая Русский академический оркестр отметит 90-летие грандиозным юбилейным концертом

Русский академический оркестр был основан за 30 лет до начала космической эры. «Ключ на старт!». А далее знакомые всем команды: «Предварительная, промежуточная, главная, подъем!». Предстоящий юбилейный концерт подведет промежуточный итог долгому творческому пути коллектива. Впереди только подъем!


Оркестр и Маэстро

В оркестре представлены все инструменты традиционно сложившегося в конце XIX века национального русского оркестра. Он имеет свою исполнительскую манеру, которую отличают строгость, сдержанность и благородство тона, певучесть и теплота звучания, индивидуальная яркость солирующих инструментов. Как итог – является одним из четырех оркестров народных инструментов в стране, имеющих почетное звание «академический». И, конечно же, у оркестра есть свой верный слушатель. Это, пожалуй, самое важное достижение – признание публики! И вот уже более сорока лет прославленный коллектив возглавляет народный артист России Владимир Поликарпович Гусев – главный дирижер и художественный руководитель Русского академического оркестра.

2.jpg

Рассказывая об этом человеке, сложно удержаться от превосходных степеней и восторженных эпитетов. Кажется, что всех без исключения – коллег-музыкантов, учеников, зрителей – он каким-то необыкновенным образом умудряется заряжать своим деятельным энтузиазмом, творческим задором и оптимизмом. Владимир Поликарпович – один из немногих, кто может преображать мир вокруг себя и дарить позитив окружающим. А ведь это возможно лишь в том случае, когда человек не останавливается на достигнутом. Хотя в разговоре маэстро нет-нет да и сетует на свой возраст – два года назад он отметил 75-летний юбилей. Но тут же спохватывается: года – это богатство...

«Порой хочется немножко «отщипнуть» от симфонического оркестра»

Найти и осуществить свое призвание мальчишке, родившемуся в рабочем поселке Чаны Новосибирской области, помогла Победа.

– В доме очень рано появился музыкальный инструмент, – рассказывает Владимир Поликарпович. – Мне было 5 лет, когда с фронта вернулся мой дядя, мамин брат. Его баян стоял на сундуке. Детское любопытство – кнопочки, меха, всё это надо было испытать на ощупь, слух – и довело меня до такой жизни (смеется).

Консерваторию маэстро окончил по классу баяна. Вторая специальность – дирижирование. «Это огромная удача, что в тех старых учебных планах была такая дисциплина. С самого начала всё пошло легко и стало получаться», – признается Владимир Поликарпович. Он говорит о музыке, творчестве, о духовных ценностях. Вспоминает о былом и заглядывает в будущее...

Маэстро, Русскому академическому оркестру 90 лет. Это много или мало для коллектива?

Русский академический оркестр. Фото В. Дмитриева.jpg

– А это, как в песне поется: «мои года – мое богатство». Года – это опыт, наработки, традиции. Года – это хорошо. Идет постоянная смена поколений. Всё время новая струя, новые настроения, эмоции. И как следствие – новый уровень. Старшее поколение цементирует, объединяет, является хранителем традиций, которые передает молодым. Но вот что особенно любопытно: состав оркестра меняется, а особенность звучания каким-то образом передается, сохраняется. Появляется новый музыкант, смотришь, через пару лет он уже в этой упряжке, в этой стилистике, в этом звучании. Это просто удивительно!

– В музыке вам интересно если не всё, то определенно очень многое: репертуар оркестра насчитывает более 4000 сочинений. Есть ли у вас какие-то дирижерские предпочтения?

– Каких-то особенных предпочтений нет. Меня всегда преследует одна мысль: можно это играть? Поймут это произведение или не поймут? Что сегодня нужно зрителю? Главное для нас – шагать в ногу со временем, может, даже чуть-чуть работать на опережение. И притягивать публику каким-то новым звучанием, новым сочинением. Невозможно ведь без конца играть «Светит месяц» или «Коробейники». Это прекрасные, изумительные вещи, мы их исполняем, это наша визитная карточка, наши национальные жемчужинки. Но хочется расширить репертуар. И мы работаем в этом направлении.

– Как именно?

– О нас давно говорят, что мы – Лаборатория сибирской музыки. Красивое, высокое звание. С нами работают многие сибирские композиторы: Георгий Иванов, Аскольд Муров, Захар Бляхер, Юрий Юкечев... Около 200 сочинений написано ими специально для Русского академического оркестра!

– А зарубежные авторы для вас пишут?

– Пока не пишут – зато предлагают их играть (смеется). Однажды мне удалось встретиться с продюсером шведского радио, к сожалению, его уже нет на этом свете – Бентом Полом Юхансоном. Он послушал наш оркестр и воскликнул: «О-о-о! А что если через год я приеду записывать с вами шведскую музыку?». И отобрал несколько произведений, которые, по его мнению, будет хорошо звучать: Хуго Алена, Эрика Ларссона и других авторов. В тот раз мы записали два часа шведской музыки...

– Господину Юхансону понравилось?

– Как он потом признавался: «Наша шведская музыка в ваших инструментах звучала совершенно необычно, но очень близко. Вы, сибиряки, – северяне, и мы – северяне. И это общее начало чувствуется». В итоге пригласил меня в Швецию.

– Юбилейный концерт включает разноплановые произведения – классические и современные. Чем вы собираетесь удивить публику?

– Этим разнообразием и собираемся удивить. Мы впервые будем играть «Румынскую рапсодию». Вообще-то ее играет симфонический оркестр. Но в переложении это произведение впервые исполнит Русский академический. «Вариации на тему рококо» Чайковского тоже привыкли слушать в исполнении симфонического, а здесь они прозвучат в исполнении нашего оркестра. А еще в юбилейном концерте мы сыграем пьесу, в которой сочетаются и рок, и джаз, и всё на свете! Тема – «Каприз Паганини».

Скажу честно: у нас есть проблемы с репертуаром. Поэтому нам хочется немножко «отщипнуть» от симфонического оркестра – те сочинения, которые, как нам кажется, должны хорошо звучать. Как ни странно, Чайковский прекрасно ложится на народные инструменты. А Глинка – великий композитор, но его играть очень трудно. Казалось бы, «Комаринская» – тема наша, а симфоническое мышление натыкается на сопротивление. Тем не менее, многие сочинения, написанные для симфонического оркестра, мы играем легко, с удовольствием. Можем, однако!

– А кто занимается переложением сочинений для вашего оркестра?

– У нас есть замечательный аранжировщик Владимир Лямкин, мы давно с ним сотрудничаем. Да и своих человек пять хороших оркестровщиков. Так что стараемся шагать в ногу со временем. Нам нельзя стоять на месте.

4.jpg

– Вы часто гастролируете? Насколько вообще Русский академический оркестр востребован за рубежом?

– Зарубежные гастроли сегодня, к сожалению, большая редкость. Но даже те наши нечастые выезды и встречи с зарубежными коллегами и бывшими нашими гражданами – очень интересная страница. В Париже мы встречались с оркестром Русских народных инструментов. Любительский коллектив, в нем играет уже третье поколение русских эмигрантов. Они заинтересованы и в том, чтобы сохранить язык, и в том, чтобы сохранить и передавать французам нашу русскую культуру. Это очень ценно! Насчет востребованности... Что такое народная музыка? Музыка авторская, но проверенная веками, отсеянная от плевел и шелухи. Ей автор уже стал не нужен. Эта музыка сама является визитной карточкой.

– Выходит, балалайка, гармонь, домра интересны европейской публике? Я считала, что эти народные инструменты близки только нашему человеку – с загадочной русской душой...

– Ну что вы! В Швеции, в Америке есть русские народные оркестры. Более того, за Океаном есть Ассоциация русской балалайки! Шведский посол играет на балалайке, и очень даже неплохо. Японцы играют на домрах. Да и мы осваиваем инструменты других народов – банджо, волынку, ситар... Происходит взаимопроникновение музыкальных культур. Это правильно, ничего необычного в этом нет. Я думаю, политики многое должны взять на вооружение у нас, музыкантов.

«Национальные культуры помогают людям жить в ладу и взаимопонимании»

Владимир Поликарпович раскрывает некоторые секреты профессии дирижера и утверждает, что любимые произведения – те, над которыми работаешь в данную минуту. А потом спохватывается: и, конечно же, «Картинки с выставки» – цикл фортепианных пьес Модеста Петровича Мусоргского!

– Маэстро, что чувствует человек, стоящий спиной к тысячному залу?

– Страх подставлять спину, вы об этом? Такие мысли даже не возникают. Единственное, спина чувствует: есть контакт со зрительным залом или нет. Тут и третий глаз открывается, и все чувства обостряются. Бывает, идет борьба до последнего аккорда за публику. Аудитория ведь всегда разная. Есть зрители, которые бурно и шумно воспринимают нашу музыку. Но это вовсе не означает, что им всё нравится. Просто у них такой темперамент. Тут ведь какая штука происходит. Ты сам должен зарядиться, затем зарядить оркестр, а он своими звуками – целый зал. И вот когда это закружилось, зациклилось, образовалось кольцо, создалась атмосфера, ты чувствуешь – пошло. Играй, твори, всё в твоих руках.

– Дирижер почувствовал произведение. Но вам ведь еще надо передать свое ощущение музыкантам. Как вы это делаете?

– Говорят, что главный дирижер – диктатор. Не от хорошей жизни он диктатор! Давайте разбираться. Для чего вообще нужен дирижер? Все оркестранты – люди образованные, каждый считает себя высоким музыкантом и каждый по сути – это несостоявшийся дирижер. Главный дирижер должен объединить замыслы этих 50, 60 или 100 человек в оркестре. И подчинить единому замыслу! Только тогда произведение начнет обретать форму, целостность, оригинальную интерпретацию. И если это не получается – кто виноват? Конечно дирижер!

6.jpg

– А бывает, что не получается?!

– Конечно, и довольно часто. Оркестранты чувствуют музыку каждый по-своему. И каждый слышит свой идеал. Порой случается несовпадение между тем, что звучит, и тем, что у него на душе. После концерта мы всё это разбираем, отрабатываем. И каждый раз себе говоришь: «Ладно, в следующий раз будет лучше».

– Я часто слышу от людей, которых пытаюсь пригласить в филармонию: «Мы любим музыку, но ничего в ней не понимаем». Что бы вы им посоветовали?

– Это глобальный, очень важный вопрос. Если посмотреть, сколько вообще людей ходит на симфонические концерты, статистика нерадостная. Вроде бы и наполняемость залов неплохая, тем не менее нас слушает не более 5% населения. Это очень мало и это очень тревожно. Чего греха таить: пропаганда попсовой музыки имеет место быть. То есть, решающим фактором являются деньги. Проплатили наши затейники студию звукозаписи, сцену, телевизионный эфир – залы полные. А народ думает, что это и есть истинное, высокое, настоящее искусство. Что касается музыки серьезной, с возрастом она всё равно придет к человеку – после 30, 40, 50-ти... Потому что рано или поздно, но мы начинаем задумываться о своих корнях, о предназначении в жизни, ищем родственные связи, корни. В культуре то же самое происходит – мы возвращаемся к духовным истокам. К сожалению, часто слышишь: «Господа классики, вы сегодня не в формате». А под форматом подразумеваются деньги...

– Маэстро, 41 год вы руководите оркестром. Какими были эти годы? И какие планы на ближайшее будущее?

– В оркестре я даже больше – 48 лет, я вторым дирижером проработал. Что могу сказать: все эти годы – постоянные поиски, неуспокоенность. Хочется многое успеть: в 2018 году – провести еще один фестиваль народных оркестров и пригласить на него коллег из Казахстана. Есть мечта – подружиться с оркестром народных инструментов из Китая. Ведь национальные культуры, национальные оркестры – это то, что позволяет людям жить в ладу и взаимопонимании.

Владимир Поликарпович Гусев. Народный артист России. В 1965 году окончил Новосибирскую государственную консерваторию им. М.И. Глинки по двум специальностям: баян и дирижирование. После окончания консерватории работал заведующим кафедрой народных инструментов в Дальневосточном институте искусств. С 1969 по 1976 гг. — второй дирижер Оркестра русских народных инструментов новосибирского радио и телевидения. С 1976 года – художественный руководитель и главный дирижер Оркестра. Под руководством Владимира Гусева коллектив расширил свой состав, накопил самобытный репертуар, был удостоен звания академический. На протяжении всех лет работы в оркестре исполнительскую деятельность сочетает с педагогической работой в Новосибирской консерватории. Его ученики преподают в вузах Сибири, Дальнего Востока, руководят оркестрами. Постоянный член жюри региональных и международных музыкальных конкурсов. Автор многочисленных переложений и транскрипций для оркестра русских народных инструментов. Заслуженный деятель искусств России. Действительный член Петровской Академии наук и искусств. Обладатель премии Новосибирской филармонии Золотой ключ (2001). Лауреат Государственной премии Новосибирской области (2011).

Лилия Вишневская. Фото предоставлены Филармонией


Просмотров: 1269