Константин Голодяев «В новой книге я передаю ощущение города, как собственной квартиры, где знаю каждый уголок»

Константин Голодяев «В новой книге я передаю ощущение города, как собственной квартиры, где знаю каждый уголок»
26 Июля 2017

Он с детства увлекался историей, после окончания школы поступал в НГУ на исторический. Но в конце 70-х на этот факультет поступить было не в пример сложнее, нежели сейчас – немыслимый конкурс, да и подготовка требовалась весьма серьезная. «Мне не хватило полбалла. А после армии – мозги уже не те, чтобы историю штурмовать,  смеется мой собеседник. – Пошел на экономический, куда меня взяли с удовольствием. Долгое время работал в смежной с экономикой области – в рекламе: писал тексты, пресс-релизы. Всё это переросло в мою нынешнюю историческую составляющую... ».

Гость нашего номера – известный краевед, исследователь старины, экскурсовод Константин Голодяев.

«Горжусь тем, что я краевед»

Недавно вышла в свет уникальная книга «Старый Новосибирск» с неизвестными фактами из истории нашего города. Ее автор – известный краевед Константин Голодяев. «Старый Новосибирск» издан по муниципальному гранту тиражом всего 500 экземпляров. В продажу он не поступит, но, как и обещал автор, книга уже появилась во всех библиотеках и школах города, некоторых вузах, архивах и филиалах музея Новосибирска. В нее вошли материалы, написанные Константином Голодяевым за последние 5 лет, а также новые документальные источники, найденные в архивах Новосибирской, Томской областей, Алтайского края и исторического архива в Петербурге.

– Историк, исследователь старины, экскурсовод, краевед... Кто же на самом деле – Константин Голодяев?

Г5.jpg

– Кем я только не был в публикациях наших журналистов – историком, директором, даже научным сотрудником! На самом деле я не могу называться историком, поскольку не имею высшего исторического образования. К тому же историки зачастую пишут в «накопитель», потом издают монографии, защищают диссертации. Для них история – это работа. Я же что нашел – сразу в Интернет, в люди. Копание в документах, выискивание и сопоставление ранее неизвестных фактов для меня гораздо интереснее, чем, например, те же экскурсии. Пожалуй, я краевед. Это очень почетное звание, которым я горжусь.

– Помните тот момент, когда история вас увлекла настолько, что стала частью вашей жизни?

– Всё началось с моей собственной семьи, с ее генеалогии. В конце 70-х мой отец уговорил деда написать мемуары. Это были две толстые тетрадки, в которых убористым почерком дед описывал долгую интересную историю своей семьи, начиная с конца 19 века, упоминал Первую мировую, революцию, коллективизацию. Он был грамотным крестьянином, работал счетоводом. Жили в Приморском крае, в Уссурийской тайге, в семье было 18 детей... Моя мама из Новосибирска, поэтому мы переехали сюда. В начале 90-х я решил перевести рукописный вариант в электронную версию, стал разбирать записи. Увлекся, углубился в эпоху, начал искать родственников, фиксировать их воспоминания. Затем всё это свел в единое генеалогическое древо – более 1300 человек! Изучал историю рода, его мест: Волги, Приморья и даже немецкого города Ордруфа, в котором служил два года... В результате готов трехтомник фамильной книги – «Наследие». Пока в электронном виде. Так история захватила меня и уже не отпустила.

– Как долго длилась работа над книгой «Старый Новосибирск»?

Г3.JPG

– Он не задумывался не как книга. Просто в течение ряда лет я изучал материалы, писал заметки. Многие из них уже были опубликованы в Интернете. А собственно над книгой я работал почти год: нужно было собрать воедино тексты, добавить иллюстрации, что-то обновить, развить, доработать. Главная идея «Старого Новосибирска» – преподнести наш город как фамильную ценность, бесконечно передаваемую нам из поколения в поколение. Книга начинается с полуфантастического (но историчного) периода дрейфа континентов, в том числе Сибири. В ней отражена древняя история региона, средневековая война, возникновение русских деревень Кривощеково и Бугры, истории старейших в городе школ, интерпретированы легенды новосибирской старины...

– Хочется верить, что продолжение следует...

– Конечно! Сейчас я работаю над следующей книгой, которая, надеюсь, выйдет к Новому году. Она будет называться «Новосибирск на ощупь». Я хочу придать ей собственное ощущение нашего города, когда могу ходить по нему в темноте, как в собственной квартире: ничего не видно, но я знаю его по наитию. Первая часть книги – «Записки экскурсовода». В ней собраны рассказы о разных локальных местах нашего города: улицах, районах, зданиях. Вторая – посвящена более серьезным исследованиям, которые я поводил в течение последнего года. Будет там и глава «Бердский рубеж».

«У Советского района – свои легенды»

У Константина Артемовича в Музее города Новосибирска дел предостаточно – исследования, работа в архивах, проведение выставок, семинаров, работа со СМИ. И, конечно же, экскурсии... Хотя, как признается краевед, это не самая любимая часть его работы: экскурсии занимают довольно много времени, которое хотелось бы отдать исследованиям.

– Но всё же любимые экскурсии есть?

– На самом деле у меня их много. В том числе авторские, например, «Михайловская набережная». Или экскурсия, которая, наверное, никогда не выльется в пешеходную – по селу Кривощеково, о котором снято несколько документальных фильмов и остатки которого, к сожалению, сегодня рискуют быть навсегда утраченными. Есть и речные экскурсии. В любом городе, любой стране речная экскурсия – один из самых важных объектов посещения! И то, что у Новосибирска их не было, я расценивал как досадное недоразумение. Теперь музей вместе с Речфлотом может пригласить гостей на полуторачасовые и двухчасовые экскурсии по Оби, а также в круизы по Обскому морю: на день и на два – в Бердь и Боровое. Последняя – моя любимая, потому что эти два дня я не только рассказываю, но и отдыхаю. Сейчас я разрабатываю экскурсию в «сердце» Речного флота – в Затон. Там есть чем гордиться.

– С каждым годом Новосибирск становится всё более привлекательным для иностранных туристов. Что больше всего им нравится в нашем городе?

Г4.JPG

– Всем по-разному. И если это не номинальная экскурсия с установкой – показать гостям конкретный памятник или повести в Зоопарк, я стараюсь выбрать объекты, которые каким-то образом соотносятся с их страной. Например, итальянцам показываю железнодорожный мост – в свое время они были первыми «гастарбайтерами», облицовывали устои моста. Этот момент им особенно интересен. Для туристов из Германии важны места, где находились немецкие военнопленные в середине 40-х, и объекты, которые они построили в Новосибирске. Китайцам – всё про Ленина, Мемориал славы... Подчеркивать то, что интересно экскурсанту, – очень важная черта, которой необходимо добиваться. Тогда человек слушает с интересом, и многое откладывается в его памяти.


«Экскурсия как просветительская составляющая в краеведении очень важна. Это передача того, что ты знаешь: интересной, порой даже уникальной информации. И это прямое общение с людьми, увлеченными историей своего края, полно благодарности, которая дорогого стоит...». Исследователь старины, краевед Константин Голодяев

– Наверное, необычные места есть и в Советском районе?

– Конечно! Героическая история строительства ГЭС, захватывающее шлюзование. Свои легенды имеет Волчий лог – Золотодолинская улица до спуска в речку Зырянку, сама долина реки. И улица Ильича... Этот довольно короткий отрезок буквально насыщен различными историями! «Интернеделя», КВН, барды, конкурсы красоты... Есть своя загадка и в скверике «Победы», что расположен на этой улице. Вы наверняка знаете этот памятник – танцующая в вальсе пара. Парень и девушка, как вечный огонь, будто бы «выходят» из звезды. Но если обратите внимание на положение рук, увидите, что левая рука девушки откинута – именно она ведущая в паре. Это ошибка эскиза или задумка художника? Я думаю, в этом есть смысл. В то время большинство ребят не умели танцевать, тем более вальс, а кто умел – стеснялись пригласить девушку. Так что в 40-е годы это было нормально, обычно, и художник уловил этот акцент. Тропинки Академгородка – отдельная тема. Когда я поступал в университет, я много по ним бродил – ночью и днем, с ними у меня связаны теплые воспоминания. Там, где сейчас стоит новое здание НГУ, находился замечательный парк. Даже не парк, а лесной массив, который назывался «Лисьи горки». Его сильно потеснили, но в памяти он до сих пор остается. А еще в Советском районе есть замечательный «Интегральный музей-квартира Академгородка» с интереснейшей хозяйкой Анастасией Близнюк!


«Я люблю нетрадиционные экскурсии по Ново-Николаевским дворам, закоулкам, местам, скрытым большинству городских жителей. Город словно открывается для вас изнутри: мы видим его изнанку, слушаем его интересные истории. И дворы оживают, говорят с нами, приобретают лицо... Я люблю такие белые пятна – их интересно исследовать и позже делиться своими находками...». Исследователь старины, краевед Константин Голодяев

Г1.jpg

«Я сторонник правды в истории»

Сегодня разгорелась дискуссия вокруг легендарной новосибирской семьи Игнатовых. Краеведы нашли новые факты, которые не совпадают с теми, что преподносит нам советская история: 13 детей в семье, 9 ушли на фронт. Братья – танкисты, сестра – снайпер. Об Игнатовых в Новосибирске знали многие. О том, как живет легендарная семья в мирное время, в 70-м сняли документальный фильм. А недавно у депутатов Заксобрания Новосибирской области родилась идея увековечить фамилию Игнатовых в названии улицы. Константин Голодяев решил узнать, как всё было на самом деле... Оказалось, что Мария Игнатова была вовсе не снайпером, а медсестрой, и на ее счету нет 140 убитых фашистов. Один из братьев погиб в самом начале войны, не успев совершить те великие подвиги, которые ему приписали, другой – не сражался под Ленинградом, как сообщалось в газете, а всю войну охранял границу на Дальнем Востоке. Третьего осудили. Игнатовы были для новосибирцев героями, а теперь стали фронтовиками, как многие другие...

– Что значит – «развенчать миф» о братьях Игнатовых? Речь идет о переписывании истории?

– Откуда это слово? Нет, всё совершенно иначе. Я хочу сказать еще раз: ни в коем случае нельзя говорить о развенчании! Просто автору, который когда-то писал об этой семье пропагандистскую книгу, не хватило героики. И он ее добавил. Вспомните 70-е годы: мы народ-победитель, в фильмах о войне наши бегут вперед, фашисты падают. Монумент славы с фамилиями 30 тысяч погибших в Новосибирске открывают вопреки решению Москвы, честные книги и фильмы о Великой Отечественной пробивают себе дорогу с огромными трудностями. История должна была быть яркой, героической. Так требовала партия. Но героика не только в наградах, в почестях и погонах. Да, у братьев было мало медалей, они не стали Героями Советского Союза? Что из того? Они воевали – поэтому уже герои. Любой человек, прошедший войну – в тылу ли, на фронте – для нас, не знавших ужасов военного времени, все равно остается героем. Даже если был осужден... Тогда многих отдавали под трибунал за малейшую провинность. Какие тут могут быть развенчания?! И какие мифы?! Да, я за правду в истории, за извлечение из нее уроков, но бросить камень в ветеранов войны – это кощунство...

Константин Голодяев. Краевед, сотрудник Музея города Новосибирска. Родился во Владивостоке, окончил экономический факультет НИСКТ (нынешний Сибирский университет потребительской кооперации). Автор исследований по истории Новосибирска и Новосибирской области, этнической истории региона, протогородской истории. Один из лидеров современного новосибирского историко-краеведческого движения, член нескольких краеведческих сообществ и комиссий при мэрии города Новосибирска. Председатель общественной организации «Союз краеведов». Автор монографий «Забытый герой Победы» (о М.В. Кулагине) и «Старый Новосибирск». 

Лилия Вишневская. Фото автора и из архива Константина Голодяева


Просмотров: 48